#86

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 14 января 2016 года № 09/01-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.18 п.5; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: гражданское производство; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 14 янв. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Толчеева М.Н.
− заместителя председателя комиссии: Абрамовича М.Н.
− членов комиссии: Рублёва А.В., Бабаянц Е.Е., Золотарёвой Н.М., Земсковой Н.В., Володиной С.И., Фомина В.А.
− при секретаре Никифорове А.В.
− с участием представителя адвоката М.В.В. – адвоката Ц.Т.О. (по доверенности и ордеру № 1014 от 14.01.2016 г.),
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 04.12.2015 г. по жалобе доверителя А.И.Л. в отношении адвоката М.В.В.,

У С Т А Н О В И Л А:

25.11.2015 г. в АП МО поступила жалоба А.И.Л. в отношении адвоката М.В.В., в которой заявительница сообщает, что в апреле 2014 г. она заключила соглашение с адвокатом на представление её интересов в суде по гражданскому делу об установлении факта отцовства, с подготовкой необходимых документов. Суд первой и апелляционной инстанции в удовлетворении требований заявительнице отказали. Кассационную жалобу адвокат подала в последний день шестимесячного срока на её подачу – 18.05.2015 г. После этого адвокат перестала отвечать на телефонные звонки. В конце октября 2015 г. А. удалось дозвониться до адвоката, она сказала, что ничего уже сделать нельзя, но обещала подумать. 17.11.2015 г. при обращении в ВС РФ заявительница узнала, что сроки обжалования пропущены по вине адвоката.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявительницей не приложено каких-либо документов.

Заявитель А.И.Л. извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явилась, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие.

В письменных объяснениях, оглашённых в заседании комиссии, адвокат не согласилась с доводами жалобы, пояснив, что 24.04.2014 г. между ними было заключено соглашение на представление её интересов в Балашихинском суде МО по пересмотру решения Балашихинского суда МО от 13.04.2001 г. об отказе в удовлетворении исковых требований об установлении факта признания отцовства М.Л.А. в отношении заявительницы и признании за ней права на наследство.
Вновь открывшимся обстоятельством явился факт полукровного родства, подтверждённый заключением эксперта. 17.09.2014 г. Балашихинский суд МО отказал в пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Несмотря на это, адвокат, будучи полностью уверенной в незаконности решения суда, решила продолжить работу по делу безвозмездно, хотя заявительница не полностью выполнила свои обязанности по оплате. Адвокат продолжила дальнейшее обжалование, но результата это не принесло. После этого, адвокат сообщила заявительнице о том, что свою работу она выполнила.
К письменным объяснениям адвоката не приложено каких-либо документов.
В заседании комиссии представитель адвоката М.В.В. – адвокат Ц.Т.О. поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что соглашение с заявительницей было только на суд первой инстанции. Суд первой инстанции усомнился в экспертном заключении, а суд апелляционной инстанции указал, что заключение эксперта не является вновь открывшимся обстоятельством. Апелляционную и кассационную жалобу подписывала адвокат М.В.В., у неё была доверенность. На апелляцию и кассацию было только устное соглашение.
Адвокатом представлены в материалы дисциплинарного производства представлена копия первого листа кассационной жалобы адвоката М.В.В. со штампом суда о её принятии 18.05.2015 г. и копия апелляционного определения по делу № 33-26465/2014 от 26.11.2014 г., вынесенного по частной жалобе адвоката М.В.В.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав представителя адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
24.04.2014 г. между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства было заключено соглашение на представление интересов заявительницы в Балашихинском суде МО по пересмотру решения Балашихинского суда МО от 13.04.2001 г. по вновь открывшимся обстоятельствам. В качестве вновь открывшегося обстоятельства выступало заключение эксперта. 17.09.2014 г. суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления. Апелляционное определение было вынесено судом апелляционной инстанции 26.11.2014 г.
В соответствии с п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).
Комиссия отмечала, что по соглашениям об оказании юридической помощи в виде представительства в суде по гражданскому делу, указанный годичный срок исчисляется с момента вынесения судебного акта. Таким образом, оценка соответствия действий адвоката М.В.В. в суде первой и апелляционной инстанции требованиям законодательства об адвокатской деятельности не может быть произведена ввиду истечения срока давности применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности.
Вместе с тем, 18.05.2015 г. адвокат подала кассационную жалобу на судебные акты суда первой и апелляционной инстанции.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

Надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не отрицает отсутствия письменного соглашения на оказание юридической помощи заявительнице в суде кассационной инстанции.
Отсутствие письменного соглашения не позволяет комиссии определить объём прав и обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителя. Поэтому комиссия не может оценить по существу такой довод о том, что кассационная жалоба была подана в последний день срока на обжалование и сроки обжалования были пропущены по вине адвоката.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката М.В.В. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих обязанностей перед доверителем А.И.Л.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает
ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях адвоката М.В.В. п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих обязанностей перед доверителем А.И.Л., выразившееся в нарушении порядка оформления оказания юридической помощи, а именно оказания юридической помощи в виде составления и подачи кассационной жалобы без заключения письменного соглашения.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive