#8

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты г. Москвы № 6 (Вестник 2010 № 7,8)

Регион: Москва
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА; прекращение ДП по отсутствию допустимого повода;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.4; ФЗ ст.7 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.14 п.1; КПЭА ст.17;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; предварительное следствие; уголовное производство; адвокат дал объяснения;
Дата: 1 июл. 2010 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

При рассмотрении дисциплинарного производства, носящего публично-правовой характер, Квалификационная комиссия исходит из презумпции добросовестности адвоката...

Н. обратилась в Адвокатскую палату г. Москвы с жалобой, указав, что в отношении нее было возбуждено уголовное дело. 24 февраля 2010 г. она была задержана сотрудниками милиции в соответствии со ст. 91 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ; в связи с этим ее хорошей знакомой С. 25 февраля 2010 г. было заключено соглашение об оказании юридической помощи с адвокатом П. о защите Н. в ОВД по району П.-С. г. Москвы и в Т. районном суде г. Москвы за денежное вознаграждение в размере 20 000 рублей; адвокатом была выдана квитанция от 25 февраля 2010 г. на сумму 20 000 рублей; с момента задержания и до окончания предварительного следствия в форме дознания адвокат П. к обязанностям по защите Н. так и не приступил, отказавшись предоставить в Т. районный суд г. Москвы 26 февраля 2010 г. ордер надлежащей формы, установленной Минюстом РФ, в связи с чем не был допущен судьей к рассмотрению в зале судебного заседания, поэтому с участием другого адвоката было рассмотрено ходатайство об избрании в отношении Н. меры пресечения в виде заключения под стражу, при этом она была отпущена в зале судебного заседания, поскольку ей избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде; впоследствии Н. отказалась от услуг адвоката П. и обратилась вместе с С. с просьбой к нему о возврате денег, на что адвокат пояснил, что денежную сумму он не возвратит, не объясняя причину; после этого адвокат П. перестал отвечать на звонки Н.; на данный момент уголовное дело в отношении Н. передано в Т. районный суд г. Москвы, все следственные действия были проведены с участием другого адвоката. 3аявительница считает, что данными действиями адвокат нарушил ее права и пренебрег адвокатской этикой, и просит привлечь адвоката П. к дисциплинарной ответственности, наложить на него взыскание, а также обязать вернуть денежную сумму в размере 20 000 рублей за неисполнение своих профессиональных обязанностей согласно заключенному соглашению от 25 февраля 2010 г.

... Выслушав объяснения адвоката П., изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы жалобы доверительницы адвоката Н., Квалификационная комиссия, проведя голосование именными бюллетенями, пришла к следующим выводам.

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката (пп. 1 и 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката). 3а неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 2 ст. 7 названного 3акона).

По версии органов предварительного расследования, 23 февраля 2010 г. примерно в 23:00 ч около станции метро «П.» Н. незаконно приобрела у малознакомого ей гражданина по имени К. смесь наркотических средств (героин, 6-моноацетилморфин, аце-тилкодеин) общей массой 0,68 г, что является крупным размером, которую незаконно хранила при себе вплоть до 13:50 ч 24 февраля 2010 г., когда в ходе личного досмотра в присутствии понятых женского пола у нее в бюстгалтере был обнаружен и изъят сверток из фольги, внутри которого находилось указанное наркотическое средство, то есть совершила преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ.

... 25 февраля 2010 г. гражданка С. — знакомая Н. — по просьбе и с согласия последней заключила соглашение с адвокатом П. на осуществление защиты Н. в ходе предварительного расследования в ОВД «П.-С.» и в Т. районном суде г. Москвы. По соглашению сторон гонорар адвоката за осуществление защиты по уголовному делу в течение всего предварительного расследования установлен в размере 20 000 рублей, а в течение всего судебного разбирательства — также 20 000 рублей. В этот же день по квитанции к приходному кассовому ордеру б/н в кассу адвокатского кабинета адвоката П. было принято 20 000 рублей от С.

Адвокату П. адвокатским кабинетом был выдан ордер № 1 от 25 февраля 2010 г. на защиту Н. в ОВД по району П.-С. г. Москвы.

... Квалификационная комиссия признает доказанным факт заключения 25 февраля 2010 г. гражданкой С. с адвокатом П. соглашения на защиту Н. в ходе дознания в ОВД по району П.-С. г. Москвы, факт представления адвокатом П. ордера на защиту Н. дознавателю ОД ОВД по району П.-С. г. Москвы Д., факт совершения адвокатом П. действий, направленных на защиту прав и законных интересов Н. (представление дознавателю ОД ОВД по району П.-С. г. Москвы Д. паспорта Н., имеющей постоянное место жительства в г. К. Алтайского края; ознакомление с материалами уголовного дела в пределах, установленных п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ; явка 26 февраля 2010 г. в Т. районный суд г. Москвы для участия в рассмотрении судом в порядке ст. 108 УПК РФ ходатайства дознавателя об избрании в отношении Н. меры пресечения в виде заключения под стражу).

Н. утверждает в жалобе, что адвокат П. к обязанностям по ее защите не приступил, отказавшись предоставить в Т. районный суд г. Москвы 26 февраля 2010 г. ордер надлежащей формы, установленной Минюстом РФ, в связи с чем не был допущен судьей к рассмотрению в зале судебного заседания, поэтому с участием другого адвоката было рассмотрено ходатайство об избрании в отношении Н. меры пресечения в виде заключения под стражу, в удовлетворении ходатайства было отказано и избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Адвокатом П. представлена Квалификационной комиссии ксерокопия ордера № 1 от 25 февраля на защиту Н. в ОВД по району П.-С. г. Москвы, который адвокат предъявил дознавателю ОД ОВД по району П.-С. г. Москвы Д. 26 февраля 2010 г. и который дознаватель включил в материалы, приложенные к ходатайству, направленному в Т. районный суд г. Москвы.

При обозрении ксерокопии указанного ордера Квалификационной комиссией установлено, что ордер размещен вертикально на листе бумаги формата А4, при этом собственно текст ордера расположен в верхней половине листа, а в нижней половине листа за пределами текста ордера размещен следующий текст: «Дату проведения следственного действия прошу согласовать. Курение в местах, где производятся следственные и иные процессуальные действия, не допускается! (с. 6 Закона «Об ограничении курения табака»)».

Квалификационная комиссия отмечает, что выданный адвокату П. его адвокатским кабинетом ордер отличается некоторой экстравагантностью, однако не может быть признан не соответствующим требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Согласно п. 2 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции.

Форма ордера адвоката утверждена приказом Минюста РФ от 8 августа 2002 г. № 217 «Об утверждении формы ордера».

В ордере № 1 от 25 февраля 2010 г., выданном адвокату П. на защиту Н. в ОВД по району П.-С. г. Москвы, имеются все реквизиты, предусмотренные приказом Минюста РФ от 8 августа 2002 г. № 217 «Об утверждении формы ордера». Все строки ордера заполнены, что соответствует методическим рекомендациям «О порядке изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам» (утв. Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 10 декабря 2003 г., протокол № 4).

Приказом Минюста РФ от 8 августа 2002 г. № 217 «Об утверждении формы ордера» утверждена только форма, но не размер ордера. Действительно в практике адвокатских образований размер ордера обычно приближается к формату А5, причем бланки ряда ордеров меньше формата А5 в 2—3 раза. Таким образом, исходя из действующего законодательства невозможно четко определить некий усредненный размер ордера (в пределах формата А4), за пределами которого размер данного документа мог бы считаться ошибочным. При этом Квалификационная комиссия принимает во внимание ссылки адвоката П. на постановление Государственного комитета Российской Федерации по стандартизации и метрологии от 3 марта 2003 г. № 65-ст «О принятии и введении в действие государственного стандарта Российской Федерации» (Унифицированные системы документации. Унифицированная система организационно-распорядительной документации. Требования к оформлению документов).

Помещение адвокатом П. на листе бумаги, на котором расположен ордер, текста «Дату проведения следственного действия прошу согласовать. Курение в местах, где производятся следственные и иные процессуальные действия, не допускается! (с. 6 3акона «Об ограничении курения табака»)» также предписаниям законодательства не противоречит.

Фраза «Дату проведения следственного действия прошу согласовать» основана на предписаниях п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката и обычно в устной форме подразумевается при написании адвокатом, осуществляющем адвокатскую деятельность в коллегии адвокатов или в адвокатском бюро, от руки своего мобильного или домашнего телефона на обороте или на полях ордера (поскольку в самом бланке ордера указываются контактные телефоны не адвоката, а адвокатского образования).

Статья 6 Федерального закона «Об ограничении курения табака» от 10 июля 2001 г. № 87-ФЗ озаглавлена «Запрещение курения табака на рабочих местах, в городском, пригородном транспорте и на воздушном транспорте, в закрытых спортивных сооружениях, организациях здравоохранения, организациях культуры, на территориях и в помещениях образовательных организаций, в помещениях, занимаемых органами государственной власти». Согласно данной норме, «1. В целях снижения вредного воздействия табачного дыма запрещается курение табака на рабочих местах, в городском и пригородном транспорте, на воздушном транспорте при продолжительности полета менее трех часов, в закрытых спортивных сооружениях, организациях здравоохранения, организациях культуры, на территориях и в помещениях образовательных организаций, в помещениях, занимаемых органами государственной власти, за исключением курения табака в специально отведенных местах для курения табака. 2. На работодателя возлагается обязанность по оснащению специально отведенных мест для курения табака. 3. Нарушение положений данной статьи влечет за собой привлечение к административной ответственности в соответствии с законодательством».

Адвокат П. пояснил, что у него больные легкие и он старается избегать контакта с табачным дымом.

Согласно Конституции РФ в Российской Федерации:
Каждый имеет право на жизнь (ч. 1 ст. 20);
Каждый имеет право на охрану здоровья. финансируются федеральные программы охраны и укрепления здоровья населения. поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта, экологическому и санитарно-эпидемиологическому благополучию (ч. 1 и 2 ст. 41);
Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением (ст. 42).
Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает этические ограничения в отношении распространения информации об адвокате и адвокатском образовании (ст. 17), однако на бланке ордера адвоката П. какая-либо информация, которая могла бы быть предметом оценки на соответствие предписаниям ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката, отсутствует.

Субъективные представления федерального судьи Т. районного суда г. Москвы о размере бланка ордера адвоката, не подкрепленные ссылками на действующее законодательство, не могут свидетельствовать о нарушении адвокатом П. норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и/или ненадлежащем исполнении им своих профессиональных обязанностей перед доверителем.

Квалификационная комиссия приходит к выводу о том, что 26 февраля 2010 г. в судебном заседании Т. районного суда г. Москвы при рассмотрении ходатайства дознавателя ОД ОВД по району П.-С. г. Москвы Д. в отношении Н. меры пресечения в виде заключения под стражу полномочия адвоката П. были удостоверены ордером, который соответствовал предписаниям действующего законодательства как по своей форме, так и по порядку его выдачи.

Однако, исходя из данных адвокатом П. объяснений, Квалификационная комиссия считает необходимым обратить внимание адвоката на то, что, исходя из действующего законодательства, не может существовать «второго подлинного экземпляра ордера по делу Н.». То обстоятельство, что адвокат, осуществляющий адвокатскую деятельность в адвокатском кабинете, сам изготавливает бланки ордеров, сам выписывает ордера и таким образом имеет фактическую возможность изготовить «второй подлинный экземпляр ордера» (и даже неограниченное количество таких экземпляров), не означает, что у адвоката есть право поступать таким образом. За подобного рода действия по соответствующему представлению вице-президента адвокатской палаты субъекта Российской Федерации адвокат может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за нарушение методических рекомендаций «О порядке изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам» (утв. Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 10 декабря 2003 г., протокол № 4), то есть за нарушение решения органа Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятого в пределах его компетенции.

Вместе с тем, Квалификационная комиссия подчеркивает, что адвокат П. был отстранен Т. районным судом г. Москвы от участия в судебном заседании в качестве защитника Н. не в связи с предъявлением им «второго подлинного экземпляра ордера на защиту Н.».

Н. указывает в жалобе, что после избрания в отношении нее меры пресечения в виде подписки о невыезде с участием другого адвоката она отказалась от услуг адвоката П., о чем вместе с С. сообщила адвокату П., обратившись с просьбой о возврате денег (гонорара); впоследствии уголовное дело было передано для рассмотрения по существу в Т. районный суд г. Москвы.

Таким образом, у адвоката П. отсутствовали правовые основания для продолжения защиты Н., поскольку последняя после освобождения из-под стражи в зале Т. районного суда г. Москвы 26 февраля 2010 г. под стражей не содержалась, имея возможность самостоятельно и без каких-либо ограничений реализовывать свои процессуальные права, заявила адвокату П. об отказе от его помощи, обратилась за оказанием юридической помощи к другому адвокату.

При рассмотрении дисциплинарного производства, носящего публично-правовой характер, Квалификационная комиссия исходит из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возложена на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается как на основания своих требований. Однако заявителем соответствующих доказательств не представлено.

В то же время Квалификационная комиссия отмечает, что жалоба Н. в части требования обязать адвоката П. вернуть денежную сумму в размере 20 000 рублей, то есть полную сумму гонорара за защиту Н. на стадии предварительного расследования по соглашению об оказании квалифицированной юридической помощи на предварительном следствии и/или в суде от 25 февраля 2010 г., является недопустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката П.

Адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу (п. 1—2 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Соглашение об оказании квалифицированной юридической помощи на предварительном следствии и/или в суде от 25 февраля 2010 г. с адвокатом П. заключила гражданка С., она же внесла в кассу адвокатского кабинета 20 000 рублей по квитанции к приходному кассовому ордеру б/н от 25 февраля 2010 г.

Кроме того, сами по себе споры о возврате адвокатом гонорара, об определении размера отработанной части гонорара подведомственны не дисциплинарным органам адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, а судам общей юрисдикции.

Гражданка Н. в контексте правоотношений, связанных с заключением данного соглашения, является «назначенным доверителем лицом», которому должна быть оказана юридическая помощь. Поэтому жалоба Н. является допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства лишь в части претензий к действиям (бездействию) адвоката П. как защитника подозреваемого (обвиняемого). В данной части жалоба Н. Квалификационной комиссией рассмотрена по существу.

На основании изложенного Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы, руководствуясь п. 7 ст. 33 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и пп. 2 и 6 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, единогласно выносит заключение:
о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката П. в части претензий к его работе как защитника подозреваемой Н. вследствие отсутствия в его действиях (бездействии) нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащего исполнения обязанностей перед Н.;
о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката П. в части требования о возврате гонорара вследствие обнаружившегося в ходе разбирательства отсутствия допустимого повода для возбуждения дисциплинарного производства.
Совет согласился с мнением Квалификационной комиссии.

https://web.archive.org/web/20180325114758/http://www.advokatymoscow.ru:80/legal_regulation/apm_dokuments/kvalific_doc/?ELEMENT_ID=122