#77

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 28 марта 2017 года № 22/03-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2; ФЗ ст.25 п.6;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: уголовное производство;
Дата: 28 мар. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии Абрамовича М.А.
− заместителя председателя комиссии Рублева В.А.
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Ильичёва П.А., Глен А.Н., Бабенко А.Г.,Никифорова А.В., Ковалевой Л.Н.
− при секретаре Рыбакове С.А.
− с участием заявителя К. Л.Ф., адвоката С.Д.А.
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 27.02.2017 по жалобе доверителя К.Л.Ф. в отношении адвоката С.Д.А.,

У С Т А Н О В И Л А:

13.02.2017 г. в АПМО поступила жалоба доверителя К.Л.Ф. в отношении адвоката С.Д.А., в которой заявитель сообщает, что 22.12.2016 г. заключила с адвокатом соглашение на защиту ее сына Кондрашова М.А. по уголовному делу, возбужденному по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. При заключении соглашения адвокату было оплачено 70 000 руб. в качестве гонорара и 500 000 руб. за «гарантированное решение вопроса» о вынесении в отношении подозреваемого меры пресечения в виде домашнего ареста, при этом каких-либо финансовых документов заявителю выдано не было. 24.12.2016 г. судом избрана мера пресечения Кондрашову М.А. в виде заключения под стражу, после чего 13.01.2017 г. он написал заявление об отказе от услуг адвоката Свистельникова Д.А. Впоследствии адвокат вернул 230 000 руб. из ранее полученных денежных средств, остальные деньги вернуть отказался.
В жалобе заявитель ставит вопрос о возбуждении в отношении адвоката дисциплинарного производства.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • соглашение об оказании юридической помощи от 22.12.2016 г.;
  • диск с аудиозаписями переговоров с адвокатом.

Адвокат письменных объяснений по жалобе и документов, опровергающих доводы жалобы, не представил.
В заседании адвокат подтвердил получение от доверителя 500 000 руб. вне рамок заключенного соглашения и 50 000 руб. по соглашению. Также адвокат пояснил, что вернул заявителю ранее полученные 500 000 руб., гонорар по соглашению возвращен не был.
В заседании комиссии заявитель подтвердила, что ей было возвращено к дате заседания комиссии 500 000 руб., гонорар по соглашению адвокатом возвращен не был. На вопросы комиссии пояснила, что не рассчитывает получить от адвоката неотработанный гонорар по соглашению и больше не имеет к адвокату финансовых претензий, но считает, что действия адвоката должны получить оценку дисциплинарных органов.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных пояснений адвоката, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.


  1. Относительно получения адвокатом дополнительных денежных средств в размере 500 000 руб., не предусмотренных соглашением.

Адвокат С.Д.А. в период с 22.12.2016 г. по 13.01.2017 г. осуществлял защиту К.М.А. по уголовному делу, возбужденному по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. 13.01.2017 г. К.М.А. был заявлен отказ от адвоката С.Д.А. Комиссией было установлено, что адвокатом были получены от заявителя дополнительно 500 000 руб., не указанные в соглашении об оказании юридической помощи.
В соответствии с пунктами 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Из указанной нормы следует, что надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем. В связи с этим комиссия неоднократно ранее отмечала, что самостоятельным дисциплинарным нарушением адвоката является получение денежных средств от доверителя за оказание юридической помощи в отсутствие заключенного соглашения об оказании юридической помощи, а также невнесение адвокатом полученных денежных средств в кассу или на расчетный счет адвокатского образования.
В рассматриваемом деле комиссия установила, что адвокатом С.Д.А. были получены денежные средства в размере 500 000 руб. вне рамок заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи и без оформления каких-либо финансовых документов. Факт получения указанных денежных средств помимо гонорара, предусмотренного соглашением, признается адвокатом.
Также адвокатом не представлены доказательства внесения указанных денежных средств в кассу или на расчетный счет адвокатского образования в нарушение п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», согласно которому вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, подлежит обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.
Таким образом, адвокатом С.Д.А. были получены денежные средства за оказание юридической помощи в размере 500 000 руб. без заключения соглашения с доверителем и без оформления финансовых документов о получении денежных средств, а также не исполнена обязанность по внесению полученных денежных средств в кассу или на расчетный счет адвокатского образования.

  1. Адвокатом С.Д.А. не представлено доказательств исполнения поручения доверителя в полном объеме и последующего урегулирования вопроса с доверителем о возврате части неотработанного вознаграждения по соглашению.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Согласно п. 1.1 соглашения об оказании юридической помощи от 22.12.2016 г. предметом соглашения является защита интересов К.М.Е. на стадии предварительного следствия. Адвокат С.Д.А. не опровергает доводов жалобы о том, что он не осуществлял защиту в течение всего предварительного следствия по уголовному делу и что менее через месяц после заключения соглашения К.М.Е. был заявлен отказ от его участия в уголовном деле. Также им не отрицается факт получения 50 000 руб. по соглашению от заявителя и то, что после отказа доверителем от услуг адвоката указанные денежные средства не были возвращены доверителю.
Комиссия неоднократно отмечала, что надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета поручения, предусмотренного соглашением об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
Комиссия, руководствуясь п. 1 ст. 978 ГК РФ, также указывала, что поскольку объём работы, предусмотренный соглашением, не был выполнен адвокатом в полном объёме, адвокат обязан определить размер неотработанного вознаграждения и принять меры по возврату его доверителю.
Поэтому в сложившейся ситуации адвокат С.Д.А. был обязан, действуя разумно и добросовестно, после отказа доверителя от его услуг, принять меры по согласованию с К.Л.Ф. суммы отработанного адвокатом вознаграждения по соглашению и суммы, подлежащей возврату доверителю, либо объяснить доверителю по какой причине он не имеет правовой возможности разрешить названные вопросы.
Таким образом, в рассматриваемом деле неисполнение указанной обязанности адвокатом комиссия квалифицирует как самостоятельное дисциплинарное нарушение.

  1. В отношении иных доводов жалобы, в частности, довода заявителя о том, что денежные средства вне заключенного соглашения были получены адвокатом за «гарантированное решение вопроса» о вынесении в отношении подозреваемого К.М.Е. меры пресечения в виде домашнего ареста, комиссия отмечает, что из абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката следует, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.

Доверителем в отношении иных доводов жалобы надлежащие доказательства не представлены. Так, комиссия не может рассматривать диск с аудиозаписями встреч доверителя с адвокатом как надлежащее и достоверное доказательство, т.к. не представлено бумажной распечатки содержания аудиозаписей и посекундной тарификации аудиозаписей на диске.
Таким образом, иные доводы жалобы заявителя не подлежат рассмотрению комиссией.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката С.Д.А. нарушений пунктов 1, 2 и 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» п.п. 1 п. 1 ст. 7 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем К. Л.Ф.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката С.Д.А. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно нарушений пунктов 1, 2 и 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» п.п. 1 п. 1 ст. 7 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем К.Л.Ф., выразившееся в том, что адвокатом дополнительно были получены денежные средства за оказание юридической помощи в размере 500 000 руб. без заключения соглашения с доверителем и без оформления финансовых документов о получении денежных средств, не исполнена обязанность по внесению полученных денежных средств в кассу или на расчетный счет адвокатского образования, а также после досрочного расторжения доверителем соглашения об оказании юридической помощи адвокат не определил размер неотработанного вознаграждения и не предпринял мер по его возврату.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive