#76

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 28 марта 2017 года № 18/03-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.4; ФЗ ст.7 п.2; ФЗ ст.31 п.3 подп.5; ФЗ ст.44 п.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1; КПЭА ст.24 п.3;
Тема: защита по назначению; небрежное представление интересов; рассмотрение в отсутствие адвоката; адвокат дал объяснения;
Дата: 28 мар. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Рыбакова С.А., Глена А.Н., Ковалёвой Л.Н., Бабаянц Е.Е., Бабенко А.Г., Ильичёва П.А.
− при секретаре члене комиссии Никифорове А.В.,
− с участием заявителя Г.И.А. и его представителей Г.О.С. и Г.А.С. (по устному заявлению),
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 13.02.2017 г. по жалобе доверителя Г.И.А. в отношении адвоката П.И.В.,

У С Т А Н О В И Л А:

19.01.2017 г. в АПМО поступила жалоба Г.И.А. в отношении адвоката П.И.В., в которой сообщается, что 15.07.2016 г. он совершил покушение на грабёж. Когда заявителя доставили в ОМВД по р-ну Н. г. Москвы, в порядке ст. 51 УПК РФ, ему назначили адвоката П.И.В. Адвокат только формально участвовала в следственных действиях, защиту заявителя не осуществляла, даже ходатайство о приобщении характеризующего материала заявитель писал самостоятельно. Заявитель пытался понять на каком основании ему была назначена именно адвокат П.И.В. и впоследствии узнал, что адвокат состоит в реестре адвокатов Московской области (хотя дело расследовалось в г. Москве), ранее адвокат работала сотрудником полиции в том же Восточном округе г. Москвы. Заявитель считает, что адвоката приглашают её бывшие коллеги и адвокат не осуществляет защиту надлежащим образом.

К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • постановления о возбуждении уголовного дела от 25.07.2016 г.;
  • заявления Г.И.А. от 02.08.2016 г. о том, что права ему разъяснены и он согласен с назначением защитника в порядке ст. 51 УПК РФ;
  • ордера адвоката П.И.В. от 02.08.2016 г.;
  • протокола допроса подозреваемого от 02.08.2016 г.
  • обязательство о явке от 02.08.2016 г.

В заседании комиссии заявитель и его представители поддержали доводы жалобы.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых она сообщает, что 02.08.2016 г. она была назначена дознавателем на защиту заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ. Г. сообщил ей, что его защиту осуществляет адвокат Х.Е.В. От дознавателя адвокат узнала, что адвокат Х.Е.В. передал характеризующий материал, но ордер на защиту заявителя не представил. Г.И.А. написал заявление о том, что он согласен, чтобы его защиту осуществлял адвокат по назначению. В присутствии адвоката заявитель был допрошен в качестве подозреваемого и написал обязательство о явке. 29.08.2016 г. адвокат участвовала в выполнении требований ст. 217 УПК РФ, ордера адвоката Х.Е.В. в деле не было. Адвокат разъяснила заявителю, что дело может быть прекращено в суде за примирением сторон (на стадии дознания примирения достигнуто не было). Адвокат Х.Е.В. защищал заявителя в суде первой и апелляционной инстанции.

По поводу исполнения требований ст. 51 УПК РФ на территории г. Москвы, адвокат сообщает, что ни кого из адвокатов нет соглашения с УВД по ВАО г. Москвы, графика дежурств нет, адвокаты назначаются постановлением следователя или дознавателя. Адвокатский кабинет адвоката П.И.В. находится на территории ОМВД по р-ну Новогиреево г. Москвы и у неё есть устная договорённость с руководством о выполнении требований ст. 51 УПК РФ.
Адвокат П.И.В. извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явилась, в связи с чём членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав заявителя и его представителей, изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат П.И.В. в порядке ст. 51 УПК РФ осуществляла защиту заявителя в ОМВД по р-ну Новогиреево г. Москвы.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Комиссия неоднократно отмечала, что являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителя требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя.
Квалификационная комиссия разъясняет заявителю, что тактика ведения защиты определяется конкретными обстоятельствами соответствующего дела, и данный вопрос не регулируется законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и не находится в компетенции дисциплинарных органов адвокатского самоуправления.
Вопрос о квалификации оказываемой адвокатом юридической помощи при защите доверителя по уголовному делу не может напрямую зависеть от количества заявленных им ходатайств в ходе производства по уголовному делу. Сам по себе факт незаявления защитником ходатайств в ходе судебного разбирательства не может свидетельствовать о том, что юридическая помощь оказывается неквалифицированно. Адвокатская практика знает множество примеров и процессуальных ситуаций, когда заявлять определенное ходатайство нецелесообразно, поскольку это процессуальное действие может навредить доверителю в последующем. Поэтому Квалификационная комиссия отмечает, что вывод об оказании адвокатом неквалифицированной юридической помощи, выразившейся в незаявлении им ходатайств при рассмотрении уголовного дела, не может иметь место в отсутствии подробного и конкретного обоснования необходимости заявления определенного вида ходатайства со ссылками на материалы уголовного дела и анализом процессуальной ситуации.
Такого обоснования комиссии заявителем не представлено.
Вместе с тем, в соответствии с п. 2 ст. 7 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", адвокат обязан исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда. Однако, данная обязанность исполняется адвокатом не произвольно, а в порядке, установленном Советом адвокатской палаты субъекта, в реестре которого состоит адвокат (п. 9 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).
В силу п.п. 4 п. 1 ст. 7 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", адвокат обязан соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта РФ, Федеральной палаты адвокатов РФ, принятые в пределах их компетенции.
Советом АПМО в соответствии с полномочиями, предусмотренными п.5 ч.3 ст. 31 и во исполнение требований ч.1 ст. 44 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ". установлен Порядок оказания юридической помощи бесплатно и участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, суда или по поручению Совета АПМО.
В силу п. 4.5.1 Порядка оказания юридической помощи бесплатно и участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, суда или по поручению Совета АПМО (утв. Решением Совета АП МО № 4 от 11.12.2002 г.), адвокаты, осуществляющие профессиональную деятельность в адвокатских образованиях, дислоцированных на территории г. Москвы, и состоящие в реестре адвокатов Московской области, могут принимать участие в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, дислоцированных на территории г. Москвы, только в случаях поступления в адвокатское образование уведомления дознавателя, следователя или суда, при наличии распоряжения руководителя адвокатского образования, заключившего соглашение на оказание бесплатной юридической помощи, с соответствующим органом дознания или органом предварительного следствия.
Как следует из объяснений адвоката, соглашения об оказании юридической помощи в порядке ст. 51 УПК РФ между ней и ОМВД по р-ну Новогиреево г. Москвы не заключалось.
Исполнение адвокатом требований ст. 51 УПК РФ вне рамок порядка, установленного Советом АПМО, нельзя признать в качестве честного и добросовестного исполнения адвокатом своих обязанностей перед доверителем, поскольку влечёт подрыв доверия к адвокату, создаёт подозрения о наличии в действиях адвоката заинтересованности, отличной от защиты прав и законных интересов доверителя.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Г.И.А.
При принятии решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных этим законодательством и Кодексом (п. 1 ст. 18 КПЭА).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области даёт

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях адвоката П.И.В. нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Г.И.А., выразившегося в том что адвокат приняла поручение на защиту заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ с нарушением Порядка, установленного Решением Совета АПМО № 4 от 11.12.2002 г., непосредственно от следователя, при отсутствии соглашения между адвокатским образованием и соответствующим следственным органом.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive