#75

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 28 марта 2017 года № 14/03-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: уголовное производство; недобросовестность при исполнении поручения; рассмотрение в отсутствие адвоката; адвокат дал объяснения;
Дата: 28 мар. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии Абрамовича М.А.
− заместителя председателя комиссии Рублева В.А.
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Ильичёва П.А., Глен А.Н., Бабенко А.Г., Никифорова А.В., Ковалевой Л.Н.,
− при секретаре Рыбакове С.А.
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 27.02.2017 по жалобе доверителя Г.А.В. в отношении адвоката Н.А.С.,

У С Т А Н О В И Л А:

07.02.2017 г. в АПМО поступила жалоба доверителя Г.А.В. в отношении адвоката Н.А.С., в которой заявитель сообщает, что 21.10.2016 г. заключил с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве по уголовному делу, возбужденному по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ. При заключении соглашения было оплачено 100 000 руб., впоследствии еще 60 000 руб. Адвокат не приступил к исполнению своих обязанностей, за 20 дней с даты заключения соглашения не ознакомился с материалами по делу, не установил ФИО следователя по делу и не выяснил, на какой стадии находится уголовное дело. В результате бездействия адвоката 10.11.2016 г. доверитель при личной встрече заявил о расторжении соглашения, однако адвокат Н.А.С. отказался вернуть ранее полученные деньги и подписать документы о расторжении соглашения. С начала 2017 года адвокат перестал отвечать на звонки заявителя и выходить на связь.
В жалобе заявитель ставит вопрос о возбуждении в отношении адвоката дисциплинарного производства и обязании адвоката возвратить полученные денежные средства в размере 160 000 руб.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • соглашение об оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве от 21.10.2016 г.

В письменных объяснениях адвокат не согласился с доводами жалобы, пояснив, что после заключения соглашения получил в Г. отделе полиции информацию о направлении материала доследственной проверки в СУ Одинцовского УВД МО и сообщил доверителю, что необходимо дождаться решения о возбуждении уголовного дела, после чего будут совершаться все процессуальные действия. Через 2 недели после получения данной информации доверитель позвонил адвокату и заявил, что отказывается от его помощи. Адвокат уточняет, что на период действия соглашения с доверителем не производились следственные действия, ему не была избрана мера пресечения и к следователю он не вызывался.
К письменным объяснениям адвоката документы не приложены.

Заявитель Г.А.В., адвокат Н.А.С. извещены надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явились, в связи с чём членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в их отсутствие.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных пояснений адвоката, изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.


  1. Относительно требования заявителя об обязании адвоката возвратить полученные денежные средства в размере 160 000 руб.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Заявителем не представлено финансовых документов или иных доказательств оплаты адвокату Н.А.С. денежных средств по заключенному соглашению. Адвокат в письменных объяснениях не подтверждает факт получения денежных средств от заявителя.
Кроме того, согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
На основании изложенного требование заявителя об обязании адвоката возвратить полученные денежные средства не подлежит рассмотрению комиссией.

  1. Относительно п. 9.2 соглашения об оказании юридической помощи.

Комиссия отмечает, что в соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Из указанной нормы следует, что надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
Согласно п. 9.2 соглашения об оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве от 21.10.2016 г., заключенного между адвокатом Н.А.С. и Г.А.В., при досрочном расторжении договора по инициативе доверителя, а также по обстоятельствам, не зависящим от адвоката, уплаченное адвокату вознаграждение возврату не подлежит.
Данный пункт соглашения противоречит п. 1 ст. 978 ГК РФ, которым установлено правило соразмерной оплаты услуг поверенного доверителем при досрочном расторжении договора. Таким образом, включение в соглашение об оказании юридической помощи положений о том, что неотработанное вознаграждение не подлежит возврату, противоречит действующему законодательству и вводит в заблуждение доверителя, что свидетельствует о злоупотреблении доверием со стороны адвоката.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Н.А.С. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Г.А.В.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката Н.А.С. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем Г.А.В., выразившееся во включении в соглашение об оказании юридической помощи от 21.10.2016 г. пункта о том, что неотработанное адвокатом вознаграждение не подлежит возврату доверителю.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive