#66

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 28 марта 2017 года № 09/03-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.9 п.1 подп.1;
Тема: гражданское производство; недобросовестность при исполнении поручения; незаключение соглашения на оказание юридической помощи;
Дата: 28 апр. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Рыбакова С.А., Глена А.Н., Ковалёвой Л.Н., Бабаянц Е.Е., Бабенко А.Г., Ильичёва П.А.
− при секретаре члене комиссии Никифорове А.В.,
− с участием адвоката К.А.П., представителя заявителя П.Е.Н.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 27.02.2017 г. по жалобе представителя доверителя Л.А.Н. – П.Е.Н. в отношении адвоката К.А.П.,

У С Т А Н О В И Л А:

06.02.2017 г. в АПМО поступила жалоба Л.А.Н. в отношении адвоката К.А.П., в которой сообщается, что 09.08.2016 г. П. судом г. Москвы рассмотрено гражданское дело по иску заявителя к Л.Н.П. и ЖСК «Х» о признании права общей долевой собственности на квартиру. Исковое заявление от имени Л.А.Н. подал адвокат К.А.П., также он представлял интересы заявителя в суде. Заявитель никаких поручений, связанных с подачей указанного иска, адвокату не давал, о том, что судом рассматривался такой иск и есть решение по делу, узнал только 20.01.2017 г. Заявитель выдавал адвокату нотариально удостоверенную доверенность для выполнения другого поручения, после чего он её отменил 20.05.2016 г., сообщив об этом нотариусу и адвокату. Иск, поданный адвокатом, противоречил интересам заявителя.

К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • нотариально удостоверенной доверенности, выданной 31.05.2016 г. заявителем П.Е.Н.;
  • нотариально удостоверенной доверенности, выданной 28.04.2016 г. заявителем К.А.П.;
  • решения П. районного суда г. Москвы от 29.08.2016 г.;
  • заявления Л.А.Н. об отмене доверенности, выданной К.А.П. от 20.05.2016 г., подпись удостоверена врио начальника ФКУ СИЗО-4 УФСИН России по г. Москве;
  • письма нотариуса от 11.06.2016 г. адвокату К.А.П. об отмене доверенности.

В заседании комиссии представитель заявителя П.Е.Н. поддержала доводы жалобы, на вопросы членов комиссии пояснила, что письменного соглашения между адвокатом и заявителем не было. О том, что адвокат подал иск заявитель ничего не знал, доверенность выдавалась для представления его интересов по другому делу. Л.А.Н. устраивал раздел пая, а не квартиры, поскольку стоимость доли гораздо выше стоимости пая, и сейчас бывшая жена заявителя предлагает ему осуществить преимущественное право покупки доли. Вознаграждения адвокату заявитель не оплачивал, платёжное поручение было от юридического лица. В суде представитель заявителя узнала, что после отмены доверенности иск не уточнялся.

Представителем заявителя на обозрение членов комиссии представлено заявление Л.Н.П., направленное Л.А.Н. с предложением осуществить преимущественное право покупки принадлежащей ей доли в праве собственности на квартиру.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он не согласился с доводами жалобы, сообщив, что заявитель обратился к нему весной 2016 г. по вопросу представления его интересов в суде по гражданскому делу. Между ними была достигнута договорённость о том, что адвокат готовит и подаёт пакет документов. Адвокат составил письменное соглашение, но заявитель его забрал, под разными предлогами уклонялся от его подписания и впоследствии адвокату не вернул. Адвокату было выплачено вознаграждение в размере 25 000 рублей. Иск в суд был подан 19.05.2016 г. Адвокат разговаривал с заявителем в мае 2016 г., он ничего об отзыве доверенности не сообщил.
К объяснениям адвокатом приложены документы, аналогичные представленным заявителем, а также копия платёжного поручения, искового заявления в суд, уточнённого искового заявления, определения о назначении дела к судебному разбирательству от 08.08.2016 г.
В дополнительных объяснениях адвокат сообщает, что 26.012016 г. он заключил соглашение на защиту заявителя по уголовному делу в П. суде г. Москвы. Ранее адвокат представлял интересы супруги заявителя по иску о расторжении брака и разделу супружеского имущества в виде пая на квартиру. Адвокат посчитал неэтичным заключать соглашение на защиту с заявителем, но впоследствии к нему обратилась Л.Н.П., пояснив, что хотя брак между ней и заявителем расторгнут, они сохранили дружеские отношения и защита адвокатом заявителя не будет противоречить ничьим интересам. Поэтому адвокат стал защищать заявителя в суде, делал это добросовестно, выполнил свои обязательства в полном объёме.
К дополнительным объяснениям адвоката приложены копии следующих документов:

  • платёжного поручения от 11.02.2016 г. на 90 000 рублей;
  • собственноручного заявления Л.Н.П. о том, что она просит заявлять исковые требования о признании права собственности совместно с Л.А.Н.;
  • объяснений Л.Н.П., в которых указываются обстоятельства аналогичные изложенным в дополнительных объяснениях адвоката.

В заседании комиссии адвокат поддержал доводы письменных объяснений, на вопросы членов комиссии пояснил, что письмо нотариуса об отмене доверенности он получил только в июне 2016 г. и сразу уточнил исковые требования в части исключения заявителя из числа истцов, но суд уточнённые исковые требования не принял, но адвокат считает, что интересы заявителя он в суде не представлял. Письменного соглашения об оказании юридической помощи с заявителем не заключалось.
Рассмотрев доводы жалобы, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
02.04.2016 г. заявитель выдал адвокату доверенность на представление его интересов в суде, на основании которой адвокатом в П. районный суд г. Москвы был подан иск о признании права общей долевой собственности на квартиру. При этом, иск был заявлен как от имени заявителя, так и от имени его бывшей жены Л.Н.П. Решением суда от 29.08.2016 г. иск был удовлетворён, за Л.А.Н. и Л.Н.П. признано право собственности в равных долях на квартиру в ЖСК "Х". Однако, 20.05.2016 г., Л. А.Н. было сделано заявление об отмене доверенности, выданной адвокату, о чём адвокат узнал в июне 2016 г.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

После получения в июне 2016 г. письма нотариуса об отмене доверенности, адвокат не имел правовых оснований для представления интересов заявителя и, действуя разумно и добросовестно, должен был заявить уточнённое исковое заявление, в котором заявитель не фигурировал бы в составе истцов, либо заявить ходатайство о направлении судом запроса по месту фактического нахождения заявителя для выяснения отношения заявителя к исковым требованиям.

Кроме того, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не отрицает отсутствия письменного соглашения на оказание юридической помощи заявителю.
Далее комиссия отмечает, что в силу п.п. 1 п. 1 ст. 9, п. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат не вправе действовать вопреки интересам доверителя и должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия. Комиссии не представлено доказательств того, что адвокат каким-либо образом согласовал с Л.А.Н. исковые требования, заявленные в его интересах, что нельзя рассматривать иначе как действия, направленные к подрыву доверия. Представленное комиссии письменное заявление Л.Н.П. с просьбой оказать юридическую помощь Л.А.Н. не может рассматриваться в качестве такого доказательства, поскольку не содержит волеизъявления заявителя и, как указывают дальнейшие события, связанные с продажей Л.Н.П. доли в праве собственности на квартиру, составлено стороной, интересы которой не совпадают с интересами заявителя и противоречат им.
На основании изложенного, оценив представленные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8, п.п. 1 п. 1 ст. 9, п. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей перед доверителем Л.А.Н.
При принятии решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных этим законодательством и Кодексом (п. 1 ст. 18 КПЭА).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката К.А.П. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8, п.п. 1 п. 1 ст. 9, п. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей перед доверителем Л.А.Н., что выразилось в:
  • нарушении порядка оформления оказания юридической помощи, а именно оказании юридической помощи в виде представительства Л.А.Н. в П. районном суде г. Москвы без заключения письменного соглашения;
  • направлении от имени и без согласования с Л.А.Н. в П. районный суд г. Москвы искового заявления, содержащего требования, противоречащие интересам Л.А.Н. и последующем отстаивании данных требований в суде.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive