#63

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 22 февраля 2017 года № 22/02-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: гражданское производство; небрежное представление интересов; рассмотрение в отсутствие адвоката; адвокат дал объяснения;
Дата: 22 февр. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамович М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Ильичёва П.А., Тюмина А.С., Бабенко А.Г., Рыбакова С.А., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 22.11.2016 г. по жалобе доверителя С.Т.В. в отношении адвоката Ч.Е.Ф.,

У С Т А Н О В И Л А:

В распоряжении Президента АПМО от 22.11.2016 г. в отношении адвоката Ч.Е.Ф. указывается, что заявитель заключила с адвокатом соглашения на ведение трёх гражданских дел. Денежные средства по соглашениям были переданы адвокату частично без оформления необходимых документов. К исполнению обязательств по одному из соглашений адвокат по настоящий момент не приступила, что поставило доверителя в затруднительное положение. После того, как доверителем было заявлено о расторжении соглашения, адвокат не определила надлежащим образом сумму, подлежащую возврату и сроки урегулирования взаимоотношений с доверителем.
В частности, в жалобе заявитель сообщает, что по соглашению № 01/11 от 28.03.2016 г. (по расторжению брака) адвокату выплачено 20 000 рублей, по соглашению № 01/12 от 28.03.2016 г. (по взысканию алиментов) выплачено вознаграждение в размере 20 000 рублей, по соглашению № 01/13 от 28.03.2016 г. (по разделу совместно нажитого имущества) выплачено вознаграждение 60 000 рублей, а также 60 000 рублей передано на оплату госпошлины. Адвокат несвоевременно подала исковое заявление, не оплатила госпошлину, не подготовила ходатайство о наложении ареста на спорное имущество. В результате таких действий адвоката бывший супруг заявителя снял с расчётного счёта 3 000 000 рублей и забрал из банковской ячейки 10 000 000 рублей.
Далее заявитель сообщает, что 17.03.2016 г. адвокату была выдана доверенность и переданы документы на имущество. Адвокат исполнила только два соглашения, к исполнению соглашения № 01113 не приступила. 16.08.2016 г. заявитель приняла решение о расторжении соглашения № 01/13. 29.10.2016 г. адвокат обещала подготовить уведомление о расторжении соглашения, но так этого и не сделала. 08.11.2016 г. заявитель получила сообщение от адвоката, содержащее согласие на возврат 113 700 рублей в течение 10 рабочих дней.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • нотариальной доверенности от 17.03.2016 г., выданной заявителем адвокату;
  • соглашения об оказании юридической помощи № 01/13 от 28.03.2016 г. на представление интересов заявителя с Подольском суде МО по иску о разделе совместно нажитого имущества, размер вознаграждения 160 000 рублей;
  • соглашения об оказании юридической помощи № 01/12 от 28.03.2016 г. на представление интересов заявителя в суде по иску о взыскании алиментов, размер вознаграждения 20 000 рублей;
  • соглашения об оказании юридической помощи № 01/11 от 28.03.2016 г. на представление интересов заявителя в мировом суде по иску о расторжении брака, размер вознаграждения 20 000 рублей.
  • уведомления о расторжении соглашения, направленного адвокату по электронной почте.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых она, не отрицая наличие вышеуказанных соглашений об оказании юридической помощи заявителю, поясняет, что по соглашению о разделе совместно нажитого в браке имущества заявитель внесла только аванс в размере 60 00. Однако, согласно условиям соглашения – адвокат должна была преступить к выполнению поручения только после внесения полной суммы гонорара (не позднее августа 2016 года). Все квитанции о получении денежных средств были оформлены надлежащим образом и переданы С.Т.В. В оговоренный в соглашении срок заявитель не внесла оставшуюся часть вознаграждения в размере 40 000 рублей, объяснив это тем, что пока не располагает необходимой суммой. Несмотря на это она настойчиво просила адвоката приступить к исполнению поручения, получала консультации по всем интересующим ее вопросам, уверяя, что в октябре-ноябре 2016 года она получит денежные средства. В ноябре 2016 г. заявитель устно уведомила адвоката о том, что она пока не собирается обращаться в суд. Адвокат, находясь за пределами Московского региона, с помощью электронной переписки и телефонных разговоров согласовала сумму денежных средств, подлежащих возврату и сказала, что по возвращении они будут перечислены заявителю. Однако, впоследствии выяснилось, что реквизиты, указанные заявителем являются неполными и перечислить по ним денежные средства не представляется возможным. Заявитель проживает в Республике Украина, куда в настоящее время переводы денежных средств не осуществляются.
Адвокат Ч.Е.Ф. и заявитель С.Т.В. извещены надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явились, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в их отсутствие.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Стороны рассматриваемого дисциплинарного производства не оспаривают фактических обстоятельств, связанных с заключением и исполнением адвокатом соглашений, заключённых с заявителем. Адвокат не отрицает факта неисполнения соглашения об оказании юридической помощи № 01/13 от 28.03.2016 г., указывая, что об этом была соответствующая просьба заявителя. При этом по указанному соглашению вознаграждение не было выплачено адвокату в полном объёме, был получен аванс в размере 60 000 рублей.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
Представленные адвокатом материалы адвокатского производства подтверждают довод письменных объяснений о надлежащем оформлении денежных средств. В тоже время заявителем не представлено доказательств передачи адвокату денежных средств, не предусмотренных соглашением.
Соглашение об оказании юридической помощи № 01/13 от 28.03.2016 г. было расторгнуто заявителем досрочно, в ноябре 2016 г., что дополнительно подтверждается скриншотом письма, направленного заявителем адвокату 23.11.2016 г. При этом адвокат не отрицает, что она не приступила к исполнению указанного соглашения, поскольку ей был выплачен только аванс в размере 60 000 рублей.
В сложившейся ситуации адвокат Ч.Е.Ф., действуя разумно и добросовестно, была обязана возвратить неотработанное вознаграждение. Оценивая действия адвоката по исполнению обязанности перед доверителем по возврату вознаграждения, комиссия критически относится к объяснениям адвоката о том, что заявитель предоставила недостаточные реквизиты для перечисления денежных средств. Адвокат, как профессиональный независимый советник по правовым вопросам, не могла не знать, что для подтверждения надлежащего исполнения обязательства, согласно п.п. 4 п. 1 ст. 327 ГК РФ, должник вправе внести причитающиеся с него деньги или ценные бумаги в депозит нотариуса, если обязательство не может быть исполнено должником вследствие уклонения кредитора от принятия исполнения. Таких действий адвокат не предприняла.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Ч.Е.Ф. нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем С.Т.В.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях адвоката Ч.Е.Ф. нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем С.Т.В. выразившееся в уклонении адвоката от возврата выплаченной, но неотработанной суммы аванса, после досрочного расторжения доверителем соглашения об оказании юридической помощи № 01/13 от 28.03.2016 г.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive