#62

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 22 февраля 2017 года № 18/02-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; предварительное следствие; адвокат дал объяснения;
Дата: 22 февр. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамович М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Ильичёва П.А., Тюмина А.С., Бабенко А.Г., Рыбакова С.А., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
− с участием адвоката С.С.А.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 30.12.2016 г. по представлению зам. нач. У МЮ по МО П.К.Ю. в отношении адвоката С.С.А.,

У С Т А Н О В И Л А:

11.01.2017 г. в АПМО поступило представление зам. нач. У МЮ по МО в отношении адвоката Суханова С.А., в котором сообщается, что адвокат осуществляет защиту Е.В.А. на стадии предварительного расследования. В ходе допроса Е.В.А. адвокат отказался подписать протокол допроса, мотивируя это незаконностью предъявленного обвинения. На предложение следователя внести замечания в протокол, подать жалобу, ответил отказом. После этого адвокат заявил, что подзащитный от него отказался и, не предоставив заявления об этом, покинул кабинет следователя и тем самым нарушил право Е.В.А. на получение квалифицированной юридической помощи.
К представлению приложено обращение следователя, из которого следует, что вышеуказанные события происходили 09.09.2016 г.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он сообщает, что он осуществляет защиту Е.В.А. с 2014 г. 09.09.2016 г. Е.В.А. было предъявлено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого. Е.В.А. был возмущён, поскольку обвинение дословно повторяло ранее предъявленное, которое суд признал не соответствующим нормам УПК РФ. Он отказался подписать постановление, адвокат от подписи не отказывался. После этого Е.В.А. написал заявление об отказе от защитника и отсутствии каких-либо претензий к адвокату. Следователь отказался принимать заявление об отказе от адвоката. Далее его защищал другой адвокат, а 05.10.2016 г. родственники Е.В.А. заключили с адвокатом новое соглашение. Ознакомившись с материалами, представленными следователем в суд, адвокат установил, что после того как он покинул кабинет следователя, тот заполнил протокол допроса обвиняемого, уведомление об окончании следственных действий, в которых указал, что адвокат и его подзащитный отказались от подписи и намеренно поставил время, когда адвокат находился в СИЗО.
К письменным объяснениям адвоката приложены объяснения Е.В.А., заявление об отказе от защитника от 09.09.2016 г., заявление о согласии на защиту от 05.10.2016 г., лист разъяснения обвиняемому его прав, протокол допроса обвиняемого от 09.09.2016 г., уведомление об окончании следственных действий, график ознакомления с материалами дела, рапорт следователя, постановление о возобновлении следствия от 03.11.2016 г., уведомление об окончании следственных действий от 07.11.2016 г.
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что Е.В.А. отказался от его услуг сразу после предъявления ему постановления о привлечении в качестве обвиняемого. После этого адвокат покинул СИЗО. Заявление об отказе от адвоката есть в материалах дела.
Рассмотрев доводы представления и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
При рассмотрении дисциплинарного производства комиссия исходит из презумпции добросовестности адвоката, закреплённой в п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, обязанность опровержения которой возлагается на заявителя.
Как следует из объяснений адвоката и подтверждается представленными комиссии документами, 09.09.2016 г. доверитель Е. отказался от защитника С.С.А. до его допроса в качестве обвиняемого. Доказательств обратного комиссии не представлено.
Как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 17.10.2006 № 424-О, «предоставляя обвиняемому возможность отказаться от защитника на любой стадии производства по делу, уголовно-процессуальный закон, таким образом, гарантирует право данного участника уголовного судопроизводства на квалифицированную юридическую помощь защитника, исключая возможность принуждения лица к реализации его субъективного права вопреки его воле».
После того как подзащитный письменно заявил отказ от адвоката, у защитника отсутствовали правовые основания для продолжения участия в процессуальных действиях.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката С.С.А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive