#601

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 1 полугодие 2019 года (фрагмент № 6)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.4 подп.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.2; КПЭА ст.10 п.5;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; нарушение этических норм;
Дата: 30 июн. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Доверитель Ф. в жалобе на адвоката К. указала, что, подавая иск в суд, наняла адвоката, который в день заключения соглашения получил от нее всю сумму гонорара - 45000 рублей. В дальнейшем Ф. была вынуждена отказаться от услуг адвоката К., полагая, что предоставленные ей услуги по оказанию юридической помощи ненадлежащего качества.

После расторжения соглашения Ф. устно и письменно обращалась к адвокату К. с просьбой вернуть ей ранее предоставленные ему оригиналы и копии документов, в том числе оригинал нотариальной доверенности, и произвести взаиморасчеты. В ответ в ее адрес от адвоката К. стали поступать угрозы уголовного преследования и оскорбления. Ф. полагала, что ее законные требования адвокатом К. были проигнорированы, и просила рассмотреть жалобу, определив, «соответствуют ли требованиям профессиональной этики поведение адвоката», обязать адвоката вернуть документы и 50% уплаченной ему суммы.

Адвокат К. факт заключения соглашения с Ф. и получения денег не оспаривал. Он, ознакомившись с материалами дела и оценив сложность сложившейся ситуации (противниками доверительницы были сотрудники полиции и администрация медучреждения), посоветовал Ф. действовать в определенном порядке, при котором сначала будут собраны необходимые для дела доказательства. По действиям Ф., в том числе, невыдаче адвокату доверенности от имени административного истца, адвокат К. понял, что второй адвокат – Б., помогающая Ф. по ее делам, пытается отстранить его от участия в делах. Ф. по телефону отказалась от услуг адвоката К., сказав, что не имеет к нему никаких претензий, но она просто боится. Отказалась Ф. от услуг адвоката К. и по делу, по которому врачи оказали некачественные услуги, повлекшие неблагоприятные последствия. Исковые заявления, поданные в суд без участия адвоката К., удовлетворены не были, а апелляционная инстанция оставила решение суда без изменения. В телефонных разговорах с адвокатом К. доверительница сетовала на то, что адвокат Б. от общения уклоняется, на телефонные звонки не отвечает. Адвокат К. предложил Ф. предоставить ему для изучения документы по делу, но этого сделано не было.

Адвокат К. обращал внимание на то обстоятельство, что в жалобе не сообщается, в чем именно выражена «некачественность» оказанных им услуг, что оригиналов документов у него нет, а есть копии тех документов, которые он получил, работая по делу. Адвокат К. полагал, что за более чем год работы по делам Ф. услуги им были оказаны качественно, не видел оснований для возврата доверительнице каких-либо денежных сумм, полагал, что причиной жалобы явилась обида за проигрыш дела и желание выместить на адвокате К. свое недовольство. Адвокат К. также не согласился с тем, что он, якобы, высказывал в адрес Ф. угрозы.

Комиссия пришла к заключению, что адвокатом К. допущены нарушения подп.2 п.4 ст.25 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым существенным условием соглашения является предмет поручения, а в заключенном соглашении об оказании юридической помощи предмет поручения был сформулирован адвокатом К. как «оказать юридическую помощь Доверителю путем представления по гражданским, уголовным делам и материалам адм. производства», что носит неопределенный характер, поэтому установить объем и характер фактически принятого адвокатом поручения не представляется возможным.

Адвокат также нарушил п.2 ст.8 и п.5 ст.10 Кодекса, в соответствии с которыми при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживаться манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению и адвокат не должен допускать фамильярных отношений с доверителем, что выразилось в употреблении адвокатом К. фамильярных фраз в электронной переписке с Ф.: обращение на «ты», «из-за своей глупости» (в адрес доверителя), «свою трусость», «ты со своим адвокатом сделала дурь».

Адвокат К. на заседании Совета сообщил, что он не участвовал на заседании Комиссии, но с ее заключением знаком и частично согласен, хотя считает, что «нет ярко выраженной моей вины» и «я два раза допустил обращение на «ты».

Совет согласился с выводами Комиссии и объявил адвокату К. замечание.

http://www.apspb.ru/news.php?news=07082019_022