#600

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 1 полугодие 2019 года (фрагмент № 5)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; неявка адвоката; небрежное представление интересов;
Дата: 30 июн. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В отношении адвоката М. жалоба поступила от его доверителя П. В середине августа 2018 между ними было заключено соглашение об оказании юридической помощи по представлению интересов П. в Красносельском районном суде Санкт-Петербурга и Всеволожском городском суде Ленинградской области по оспариванию сделок и завещаний, стоимость услуг по которому была определена в 150000 рублей, которые были оплачены в два приема. Вопреки условиям соглашения, М. потребовала дополнительно 150000 рублей «за представление интересов в Красносельском районном суде Санкт-Петербурга», которые П. также внес. При этом дополнительного соглашения не оформлялось.

По мнению доверителя, взятые на себя обязательства адвокат М. исполняла ненадлежащим образом. Во-первых, в результате неоднократных отложений, в том числе по вине адвоката, иск, поданный во Всеволожский городской суд ЛО, после двух неявок адвоката в судебные заседания был оставлен без рассмотрения. Во-вторых, рассмотрение иска П. о признании сделки недействительной и признании права собственности, поданного в Красносельский районный суд, также неоднократно откладывалось по ходатайству адвоката (или ее неявки) для подготовки вопросов экспертам, вызова эксперта для дачи пояснений и т. п. В итоге адвокат М. вопросов эксперту не подготовила, в судебное заседание, в которое был по ее ходатайству вызван эксперт, без уважительных причин не явилась, поэтому дело рассмотрено в ее отсутствие и в иске отказано. Формально составленная апелляционная жалоба оставлена судом без удовлетворения.

Адвокат М. указала, что с П. было заключено два соглашения: «на представление интересов во Всеволожском, Красносельском районном суде СПб, Ленинградском областном и Городском суде г. СПб (апелляционная и кассационная инстанция Красносельского районного суда СПб)» и «на представление интересов П. в Смольнинском районном суде СПб». Адвокат считала, что «все обязательства по всем соглашениям выполнены в полном объеме и надлежащим образом». Указывала, что получила от П. вознаграждение за работу по соглашениям: в Красносельском районном суде Санкт-Петербурга – 150000 рублей, во Всеволожском городском суде ЛО – 150000 рублей, в Смольнинском районном суде Санкт-Петербурга – 10000 рублей.

На заседании представитель адвоката М. заявила ходатайство о приобщении к материалам дисциплинарного производства дополнительных письменных объяснений адвоката М. и копий соглашений. Кроме того, представитель пояснила, что на ведение всех дел по соглашениям с П. были оформлены ордера и представлены в суд, на внесенное доверителем вознаграждение всегда оформлялись приходные документы, копии которых также представлены Комиссии.

П. на заседании Комиссии поддержал свою жалобу и обратил внимание Комиссии на то, что дополнительные документы участники дисциплинарного производства должны подавать заблаговременно, поэтому он против использования их в качестве доказательств в дисциплинарном производстве.

В соответствии с п.2 ст.23 Кодекса письменные доказательства и документы, которые участники намерены представить в Комиссию, должны быть переданы ее секретарю не позднее 10 суток до начала заседания. Комиссия может принять от участников дисциплинарного производства к рассмотрению дополнительные материалы непосредственно в процессе разбирательства, если они не могли быть представлены заранее. Поэтому Комиссия пришла к выводу о невозможности использовать представленные доверенным лицом адвоката дополнительные материалы в качестве доказательств по дисциплинарному производству. Комиссия учла, что П. не предъявлял претензий по исполнению адвокатом соглашения по представительству в Смольнинском районном суде Санкт-Петербурга и претензий материального характера, а дополнительные материалы касались именно этих вопросов. К тому же, П. выразил сомнение относительно подлинности своей подписи под представленными копиями соглашений и приходными кассовыми ордерами.

Комиссия пришла к выводу, что адвокатом М. нарушены требования п.1 ст.8 Кодекса, поскольку, заключив соглашение, предметом которого являлось «представление интересов Красносельский, Всеволожский Городской суд, оспаривание сделок и завещаний», адвокат М. неоднократно без уважительной причины не являлась в судебные заседания. Также были нарушены положения п.п.1 и 2 ст.25 Закона об адвокатуре, поскольку адвокат М. без заключения письменного соглашения приняла на себя и исполнила обязательства по апелляционному обжалованию решений судов первой инстанции.

Совет согласился с выводами Комиссии и вынес адвокату М. предупреждение.

http://www.apspb.ru/news.php?news=07082019_022