#594

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 2 полугодие 2019 года (фрагмент № 9)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.2 п.1; ФЗ ст.18 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.2; КПЭА ст.9 п.1 подп.7; КПЭА ст.12;
Тема: адвокат дал объяснения; нарушение этических норм; взаимодействие с судом;
Дата: 31 дек. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Как указывается в поступившем в АПМО обращении судьи Ж-кого суда МО, адвокат А. осуществляет защиту М. 10.09.2019 г. по данному уголовному делу был постановлен обвинительный приговор. В связи с нарушением порядка в судебном заседании и некорректным поведением в отношении потерпевшей, адвокату неоднократно делались замечания.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он, не трицая изложенных обстоятельств, сообщает, что его некорректное поведение было направлено не в адрес потерпевшей, а в адрес председательствующего судьи, поскольку в процессе рассмотрения дела отсутствовали состязательность и равноправие сторон, а заявитель явно занимал позицию обвинения: подсказывал потерпевшей как отвечать на вопросы защитника, либо отводил вопросы адвоката, безосновательно выносил постановления об отказе в удовлетворении значимых для защиты ходатайств. То, что в обращении названо некорректным поведением адвоката, на самом деле было возражением против действий председательствующего судьи.

Адвокат полагает, что судье нужен был адвокат, который «на задних лапах стоит», а он говорил правду, боролся, и это не нравилось судье. Его подзащитный был осуждён «по беспределу». Звукозапись в процессе адвокат не вёл, поскольку ему не разрешили это делать.

Рассмотрев материалы дисциплинарного производства, Комиссия указала, что в силу п. 1 ст. 2, п. 2 ст. 18 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам и не может быть привлечён к ответственности за мнение, высказанное при осуществлении защиты, если вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии). Данная норма не исключает возможности привлечения адвоката к ответственности не за само мнение, а за этически некорректную форму, в котором оно выражено.

КПЭА устанавливает, что:

"Адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии" (п. 1 ст. 4);

"При осуществлении профессиональной деятельности адвокат... придерживается манеры поведения, соответствующей деловому общению" (п. 2 ст. 8);

"Адвокат не вправе: ...допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения" (п.п. 7 п. 1 ст. 9);

"Участвуя или присутствуя на судопроизводстве..., адвокат должен проявлять уважение к суду..." (п. 1 ст. 12), "Возражая против действий судей..., адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом" (ч. 2 ст. 12).

В протоколе от 09.09.2019 г. указано, что адвокат выступает в прениях, получает замечание за фразу «Я понимаю, государственный обвинитель молодая, но мы-то взрослые люди», «Уму непостижимо, что творит потерпевшая», потом новые замечания «перебивает и повышает голос на председательствующего», «Не надо меня учить!», «Жалуйтесь!», «Они договорились втроём. Потерпевшая И. напилась до поросячьего визга и отдалась полностью. Пусть приговор останется на Вашей совести, Ваша честь!».

В протоколе от 06.09.2019 г. указано, что адвокат кричит, повышает голос на потерпевшую, перебивает заявление потерпевшей, а после объявления замечания перебивает председательствующего судью, повышает голос, за что ему выносится второе замечание.

В протоколе от 02.09.2019 г. указано, что адвокат на реплику прокурора об отсутствии нарушения при проведении опознания: «Имеется! Вы что, не слышали? Или читать не умеете? Я не пойму», далее – «стучит кулаком по столу», «получив исковое заявление, схватившись руками за голову, смеётся», далее – при разъяснении порядка в судебном заседании «многократно перебивает судью».

Адвокат как профессиональный участник судопроизводства обязан своими поступками укреплять веру в надежность такого общепризнанного способа защиты прав и свобод граждан, каковым является судебный способ защиты, что, однако, не исключает, а, наоборот, предполагает необходимость оспаривания в корректной форме незаконных и необоснованных действий и решений, совершаемых (принимаемых) судьями по конкретному делу. При этом в названных выше положениях КПЭА содержатся четкие нравственные ориентиры для соответствующего поведения адвоката.

Многократное нарушение порядка в судебном заседании, использование пренебрежительно-негативных высказываний в адрес участников процесса не может быть оправдано несогласием адвоката с действиями председательствующего судьи, не имеет правового значения и направлено только на создание эмоционально-негативной оценки.

Как правило, рассматривая устное выступление адвоката, Комиссия ссылалась на позицию ЕСПЧ по делу «Гюндюз против Турции» [Gunduz v. Turkey] (Application № 35071/97). Однако, данная позиция не может быть применена в рассматриваемом дисциплинарном производстве, поскольку здесь речь идёт о многократных, целенаправленных высказываниях адвоката, а не о единичном случае.

На основании изложенного, Комиссия пришла к выводу о наличии в действиях адвоката нарушения п. 2 ст. 8, п.п. 7 п. 1 ст. 9, п. 1 и 2 ст. 12 КПЭА.

https://apmo.ru/novosti/obzor_distsiplinarnoy_praktiki_advokatskoy_palaty_moskovskoy_oblasti_za_vtoroe_polugodie_2019_goda/