#59

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 22 февраля 2017 года № 06/02-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по истечению сроков;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.5; КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: защита по назначению; уголовное производство; небрежное представление интересов;
Дата: 22 февр. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамович М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Ильичёва П.А., Тюмина А.С., Бабенко А.Г., Рыбакова С.А., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
− с участием адвоката К.А.И.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 27.01.2017 г. по жалобе доверителя Х.Р.В. в отношении адвоката К.А.И.,

У С Т А Н О В И Л А:

29.12.2016 г. в АПМО поступила жалоба Х.Р.В. в которой сообщается, что 06.10.2016 г. следователь проводил следственные действия с его участием, заявитель ожидал его защитников по соглашению, но следователь пришёл с каким-то мужчиной, который Х.Р.В. не представился, на вопросы заявителя не отвечал, подписал какие-то бумаги, которые ему дал следователь. Заявитель просил следователя не проводить следственных действий без участия его защитников по соглашению, но следователь эту просьбу проигнорировал. Впоследствии заявитель узнал, что неизвестным мужчиной был адвокат К.А.И.
В жалобе ставится вопрос о применении к адвокату мер дисциплинарного характера.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • постановления о назначении защитника от 06.10.2016 г., в котором указывается, что защиту заявителя осуществляют адвокаты К.Е.Э., В.Д.Н. и К.Р.Ю., которые не являются для проведения следственных действий, в связи с чем заявителю назначен адвокат К.А.И.;
  • протокола ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела от 06.10.2016 г. (в протоколе указано, что заявитель от подписи отказался).

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он сообщает, что в октябре 2016 г. его пригласил следователь для защиты заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ, поскольку с его адвокатами по соглашению невозможно было связаться. Адвокат приехал в СИЗО-2, зашёл в кабинет следователя, Х. сказал, что в присутствии адвоката ничего делать не будет и адвокат покинул СИЗО. Адвокат сообщает, что видел заявителя в течение 1-2 минут.
Комиссией направлялся адвокату запрос о предоставлении заявки следственного органа, направленной в адвокатское образование о выделении адвоката в порядке ст. 51 УПК РФ для защиты Х.Р.В., с указанием руководителя адвокатского образования о её распределении для исполнения и материалов адвокатского досье.
Ответ на указанный запрос не получен, соответствующие сведения комиссии не представлен.
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что ему позвонил следователь и пригласил для защиты Х.Р.В., поскольку его адвокаты по соглашению не приходили на следственные действия. Адвокат приехал, чтобы помочь. Ордер отдал следователю, никаких процессуальных документов не подписывал, откуда взялась его подпись вспомнить не может.

Заявитель Х.Р.В. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
06.10.2016 г. адвокат принял поручение на защиту заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ на стадии предварительного расследования, при ознакомлении с материалами дела.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
Согласно п. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия.
Данное требование касается не только непосредственного исполнения поручения, принятого адвокатом, но и соблюдения установленного порядка принятия поручения.
Совет ФПА в Решении от 27.09.2013 г. «О двойной защите» указал, что адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем. Только когда участвующий в уголовном деле защитник по соглашению или по назначению в течение 5 суток, если иное не предусмотрено законом, не может принять участие в уголовном процессе, адвокат, назначенный защитником в соответствии со ст. 50 УПК РФ, обязан принять на себя защиту подсудимого.
Адвокат не отрицает, что знал о наличии у Х.Р.В. защитников по соглашению. Объяснения адвоката о том, что он не принимал поручения на защиту заявителя, видел его в течение 1-2 минут, опровергаются представленной заявителем копией протокола ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела от 06.10.2016 г., который подписан адвокатом К.А.И.
Комиссия считает, что письменные объяснения адвоката и копия протокола от 06.10.2016 г. в совокупности подтверждают довод жалобы о том, что адвокат не представился заявителю, на вопросы заявителя не отвечал, подписал процессуальные документы, которые ему дал следователь.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката К.А.И. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 2 ст. 5, п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем Х.Р.В.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката К.А.И. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем Х.Р.В., а именно нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 2 ст. 5, п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, что 06.10.2016 г. адвокат вопреки воле доверителя и при наличии у последнего защитников по соглашению, принял поручение на защиту Х.Р.В. в порядке ст. 51 УПК РФ в качестве защитника – «дублёра», при этом защиту Х.Р.В. не осуществлял, с подзащитным не беседовал, формально подписал протокол ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive