#588

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 2 полугодие 2019 года (фрагмент № 3)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.4 п.1; КПЭА ст.5; КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения; нарушение этических норм;
Дата: 31 дек. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В АПМО поступила жалоба доверителя А. в отношении адвоката Ш., в которой сообщается, что с февраля 2015 г. по май 2017 г. адвокат оказывала заявителю юридическую помощь, связанную со вступлением в наследство, оформлением и продажей наследственного имущества. Полученные от продажи денежные средства должны были переводиться на банковский счёт заявителя, но в феврале 2017 г. выяснилось, что часть денежных средств адвокат присвоила себе, удовлетворительных объяснений по этому вопросу не предоставила. 20.12.2017 г. Советом АПМО по дисциплинарному производству в отношении адвоката по жалобе заявителя было вынесено дисциплинарное взыскание в виде замечания.

Впоследствии в судебном порядке заявитель взыскала с адвоката денежные средства в размере 6 945 663 рубля и 322, 93 доллара США. На 30.05.2019 г. задолженность адвоката составляет 7 120 739 рублей 99 коп.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых она сообщает, что материалы дела истребованы Президиумом М-кого суда, исполнительное производство приостановлено, о чём есть определение суда первой инстанции, действия судебного пристава-исполнителя в настоящее время адвокат оспаривает в судебном порядке.

Также в письменных объяснениях адвокат просит отложить рассмотрение дисциплинарного производства до вынесения решения Президиумом М-кого суда.

Члены Комиссии считают заявление адвоката об отложении рассмотрения дисциплинарного производства не подлежащим удовлетворению, направленным на затягивание рассмотрения жалобы заявителя и напоминает адвокату, что дисциплинарное производство, с учётом срока, установленного в п. 5 ст. 18 КПЭА, должно обеспечить своевременное, объективное и справедливое рассмотрение жалоб (п. 3 ст. 19 КПЭА). При этом, оно не требует обязательного присутствия лица, в отношении которого выдвигаются дисциплинарные обвинения (п. 3 ст. 23 КПЭА).

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, изучив представленные документы, Комиссия указала, что действительно, Решением Совета АПМО адвокат была привлечена к дисциплинарной ответственности по жалобе заявителя в связи с нарушением законодательства об адвокатский деятельности и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем А.

28.05.2018 г. решением Г-ского суда с адвоката в пользу заявителя взысканы денежные средства. 28.11.2018 г. М-ский суд оставил данное решение без изменения, оно вступило в законную силу.

Адвокат добровольно не исполняла решение суда о взыскании денежных средств в пользу заявителя, в связи с чем было возбуждено исполнительное производство. Согласно представленным заявителем документам, на 30.05.2019 г. задолженность адвоката перед ним составляет более семи миллионов рублей.

Ознакомившись с административным исковым заявлением адвоката на действия судебного пристава-исполнителя, Комиссия обращает внимание на позицию адвоката, которая ссылается на то, что она является почётным консулом государства С и Г и оценка её действий не подпадает под юрисдикцию судов и органов принудительного исполнения РФ. Таким образом, адвокат, совершая этически порочные действия в отношении своего доверителя, приведшие к причинению последнему значительного материального ущерба, вероятно, полагала, что консульский иммунитет позволит ей избежать гражданско-правовой ответственности за это на территории РФ. Вместе с тем, лицо, получившее статус адвоката на территории РФ, не может не исполнять требования законодательства об адвокатской деятельности. Вопрос о возможности совмещения статуса адвоката и статуса почётного консула иностранного государства находится за пределами доводов жалобы и может быть рассмотрен в рамках отдельного дисциплинарного производства.

Неисполнение адвокатом обязательств перед доверителем, установленных вступившим в законную силу решением суда, не может рассматриваться как честное, разумное и добросовестное поведение адвоката. Более того, вступив в конфликт с доверителем и игнорируя при этом вступивший в законную силу судебный акт, адвокат создаёт мнение о высокой степени правового нигилизма в адвокатуре в целом. Комиссия напоминает адвокату Ш., что адвокат при любых обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущее профессии и должен избегать действий, направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре (п. 1 ст. 4, п. 2 ст. 5 КПЭА).

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, Комиссия пришла к выводу о наличии в действиях адвоката нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 2 ст. 5, п. 1 ст. 8 КПЭА и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем.

https://apmo.ru/novosti/obzor_distsiplinarnoy_praktiki_advokatskoy_palaty_moskovskoy_oblasti_za_vtoroe_polugodie_2019_goda/