#579

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 2 полугодие 2019 года (фрагмент № 4)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: защита по назначению; недобросовестность при исполнении поручения; взаимодействие с судом;
Дата: 31 дек. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Участие на процессе без должной подготовки, не ознакомившись с материалами уголовного дела, влечет оказание подзащитному неквалифицированной юридической помощи и может вызвать для него неблагоприятные последствия.

25.07.2019 в Адвокатскую палату Республики Дагестан поступило обращение Председателя Верховного суда РД С. в отношении адвоката А. о нарушении норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

В частности, из обращения суда следует, что «Президиумом Верховного Суда Республики Дагестан рассмотрено кассационное представление заместителя прокурора Республики Дагестан М. на приговор районного суда от 12 ноября 2018 г. по уголовному делу в отношении К. по ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 208 УК РФ, Ш. и Т. по ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 208 УК РФ. 24 июня 2019 года в адрес Адвокатской палаты Республики Дагестан было направлено письмо о выделении в порядке ст. 51 УПК РФ адвоката для защиты интересов осужденного Т. Защита интересов осужденного Т. была поручена адвокату коллегии адвокатов А., Адвокат А., явившийся в назначенное на 14 часов 00 минут 17 июля 2019 г. судебное заседание, оказался не готов к выполнению поручения по защите интересов осужденного Т., поскольку предварительно с материалами уголовного дела не ознакомился. При этом он пояснил, что поручение на участие в судебном заседании получил за неделю до рассмотрения дела судом кассационной инстанции, однако не успел ознакомиться с материалами дела. Неготовность адвоката А. к судебному заседанию явилась основанием отказа осужденного Т. от его услуг. Указанное поведение адвоката А., направленное на формальное участие в судебном заседании, вступает в противоречие с нормами законодательства об адвокатуре и этическими правилами адвоката, может рассматриваться как фактический отказ адвоката от защиты интересов осужденного Т., свидетельствует о несоответствии действий адвоката А. стандартам квалифицированной юридической помощи и не является надлежащим исполнением профессиональных обязанностей. Сообщая об изложенном, прошу Вас обсудить действия адвоката А. и обратить его внимание на необходимость ответственного отношения к исполнению своих профессиональных обязанностей».

В ходе проведения предварительной проверки адвокат А. был ознакомлен с обращением суда и представил свои объяснения, из которых следует, что «я, действительно, 17 июля 2019 г. в 13 час. 50 мин., по заявке оператора АП РД прибыл в Верховный суд РД (заявка 17 июля 2019 г. на 14 час. 00 мин. в защиту Т.) качестве адвоката по назначению для представления интересов осужденного по ч.2 ст.208 УК РФ Т. по апелляционному представлению прокуратуры РД. По прибытию в зал судебных заседаний я ознакомился с апелляционным представлением прокуратуры РД в отношении Т. и др. Суть апелляционного представления: чрезмерно мягкий приговор. Таким образом, после ознакомления с представлением я как адвокат по назначению Т. планировал заявить суду следующее: «Уважаемый президиум, уважаемые участники судебного заседания! Я как адвокат осужденного Т. ознакомился с содержанием апелляционного представления прокуратуры РД. С доводами представлении не согласен, поскольку они не основаны на законе. Решение суда первой инстанции в отношении Т. считаю правильным и обоснованным. В виду изложенного прошу оставить приговор суда первой инстанции в отношении Т. без изменения, а апелляционное представление без удовлетворения». Перед началом судебного заседания председатель ВС РД С. поинтересовался у меня ознакомился ли я с делом осужденного Т. Я ответил, ознакомился с доводами апелляционного представления. На вопрос С. - Когда ? Я ответил, незадолго до начала заседания. Далее С. заявил мне, что я не мог за такое короткое время . подготовиться к суду, и поинтересовался, какое время мне необходимо для ознакомления с делом в отношении Т. для чего он объявит перерыв заседания. В это же время адвокат второго фигуранта по делу Т. - Э. сообщил суду, что родители Т. заключили с ним соглашение, в связи с чем, интересы Т. на суде будет представлять он. Довод обращения суда о том, что моя неготовность к судебному заседанию явилась основанием для отказа моего подзащитного от моих услуг не соответствует действительности. В действительности после заявления адвоката Э. о наличии с ним соглашения на представление интересов Т. в суде кассационной инстанции, председательствующим был задан вопрос осужденному Т. кого он желает видеть своим защитником, на что последний ответил, что желает, чтобы его интересы представлял адвокат по соглашению. После указанного суд и другие участники заседания не возразили против заявления Т, в связи с чем, я по предложению Председателя ВС РД покинул зал судебных заседаний. Кроме того, сообщаю, что ранее, при принятии участия в ВС РД в качестве адвоката по назначению, судьи ВС РД конвейером в зале суда передавали мне материалы в защиту интересов осужденных для ознакомления, невзирая на то, что я физически не мог с ними ознакомится. Вследствие чего, был вынужден разрабатывать защиту исходя из данных апелляционной жалобы либо апелляционного представления. Предварительно знакомиться с делом, не представлялось возможным, так как сотрудники аппарата ВС РД отвечали, ознакомитесь в зале суда. В завершении отмечу, что в сопроводительном документе к уголовному делу в графе «Ознакомление с материалами дела» стояла отметка «Ознакомлен», что свидетельствует о формальном отношении суда к подготовке дела к слушанию суда кассационной инстанции».

Распоряжением Президента АП РД от 01.08.2019 возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката А. о привлечении его к дисциплинарной ответственности.

Квалификационной комиссией установлены следующие фактические обстоятельства дисциплинарного производства.

Основным доводом обращения суда явилось несоответствие действий адвоката А. стандартам квалифицированной юридической помощи и ненадлежащее исполнение им своих профессиональных обязанностей, выразившееся в явке на заседание суда кассационной инстанции без подготовки, не ознакомившись с материалами уголовного дела подзащитного, в отношении которого он выделен в соответствии со ст. 51 УПК РФ, что послужило основанием для отказа его подзащитного от его услуг.

Как следует из объяснений адвоката, перед началом процесса он ознакомился с апелляционным представлением прокурора, при этом утверждает, что не его готовность к процессу послужила повод для отказа от него подзащитного Т., а то, что на процесс явился адвокат Э., с которым родственники Т. заключили соглашение на представление его интересов в суде кассационной инстанции.

В соответствии с п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.

Согласно п. 8 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката обязанности адвоката, установленные действующим законодательством, при оказании им юридической помощи бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством, или по назначению органа дознания, органа предварительного следствия или суда не отличаются от обязанностей при оказании юридической помощи за гонорар.

Соответственно, в данном случае, адвокат А.., вступивший в дело Т. в качестве адвоката по назначению по направлению Адвокатской палаты РД на стадии кассационной инстанции ненадлежащим образом выполнил свои обязанности, явившись для участия на процесс без должной подготовки, не ознакомившись с материалами уголовного дела подзащитного, что могло повлечь оказание подзащитному неквалифицированной юридической помощи и вызвать неблагоприятные последствия для Т.

Согласно п. 1 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности влечет применение мер дисциплинарной ответственности.

При таких обстоятельствах Квалификационная комиссия 10.09.2019, рассмотрев представленные по делу письменные документы, пришла к выводу о наличии в действиях адвоката А. нарушений норм п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в неквалифицированном и недобросовестном исполнении адвокатом своих обязанностей перед доверителем.

Совет АП РД, изучив и исследовав материалы дисциплинарного производства, огласив и исследовав письменные документы, признал заключение Квалификационной комиссии обоснованным, установленные комиссией фактические обстоятельства правильными и принял решение о применении к адвокату А. меры дисциплинарной ответственности в виде «Замечание».

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_321.html