#578

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 2 полугодие 2019 года (фрагмент № 3)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.5; КПЭА ст.10 п.4; КПЭА ст.10 п.5;
Тема: нарушение этических норм;
Дата: 31 дек. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Адвокат не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя.

Распоряжением Президента АП РД от 09.07.2019 на основании жалобы А. возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Г. о привлечении её к дисциплинарной ответственности.

В обосновании своей жалобы А. указывает, что «между мной и адвокатом Г. было заключено соглашение от 30.11.2016г. (удостоверение от 22.12.2012г., ордер от 28.12.2012г.), согласно которого последняя проходила защитником интересов моего сына ГР в городском суде РД. В 2016 году Г. воспользовавшись моим материнским горем, войдя в доверие, пообещав мне в кратчайшие сроки «вытащить» моего сына, взяла у меня деньги в размере 1 350 000 (один миллион триста пятьдесят тысяч) рублей, помимо указанной суммы я ей оплатила 50 000 рублей, которые нужны были с ее слов, на лечение моего сына. Позже поняв, что адвокат Г. ввела меня в заблуждение, недобросовестно проводит свою работу, постоянно уклоняется от явки в судебные заседания, что приводило к затягиванию рассмотрения дела, я обратила с требованием о возврате вышеуказанной суммы. Мои неоднократные обращения по поводу возвращения данной суммы, остались без ответа. В итоге по предложению Г. 05.05.2018г., между нами был заключен договор займа, согласно которого она должна вернуть мне 15 мая 2018г., якобы полученную от меня в долг сумму, в размере 1 350 000 (один миллион триста пятьдесят тысяч) рублей. На мои предупреждения о взыскании денег через суд, сообщила, что я буду получать от нее «гроши», так как за ней нет никакого имущества подлежащего взысканию. По сегодняшний день, адвокат Г. деньги не вернула, постоянно скрывается от меня, игнорирует мои звонки. Своими действиями Г. поставила меня в трудное материальное положение, из-за нее мне пришлось продать квартиру, взять деньги в кредит, который по сей день оплачиваю, по факту оставила меня и моих детей без средств к существованию. Данные действия последней нарушает законодательство РФ, а именно Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», так же Кодекс профессиональной этики адвоката». Просит привлечь адвоката Г. к дисциплинарной ответственности.

К жалобе приложены копии следующих документов:

договор займа от 05.05.2018г.
соглашение 30.11.2016г.

Из объяснений адвоката Г. следует, что «между мной и гр-кой А. было заключено соглашение на осуществление защиты интересов ее сына ГР, обвиняемого по ч.2 ст. 208 УК РФ (в старой редакции), ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 222.1 УК РФ. Данное дело рассматривалось городским судом. До заключения со мной вышеназванного соглашения, на предварительном следствии участвовали ТРИ адвоката, на одну из которых гр- ка А. так же написала жалобу. Считаю, что по данному делу проведена огромная работа: неоднократные опросы дополнительных свидетелей в выходные дни, опросы основных свидетелей по делу, неоднократные запросы в различные учреждения, неоднократные ходатайства входе суда. По данному делу по ходатайствам назначались экспертизы. Рассмотрение данного дела заняло продолжительный период времени. Обо всей проводимой работе знала и гр-ка А., т.к. она так же принимала активное участие по обеспечению опроса дополнительных свидетелей. Так же, гр-ка А. присутствовала на судебных заседаниях и знала, как ведется судебное заседание. Однако, после вынесения судом приговора в отношении ее сына, гр-ка А. посчитала, что работа по защите ее сына в суде адвокатами не проводилась. Так как одного из адвокатов по защите интересов ее сына, а именно З. порекомендовала я, А. стала меня упрекать в его бездеятельности и уплаченный ему гонорар по соглашению стала требовать с меня. В последующем, А. попросила у меня все материалы и записи по данному делу, которые у меня имеются, чтобы кому-то показать. Так как на тот момент между мной и А. были доверительные отношения, я поверила ей и отдала копии материалов дела и письменные опросы свидетелей, чтоб она могла их кому-то, по ее словам, показать. Но, в последующем А. мне мои записи, копии материалов дела и копии опросы свидетелей не вернула, т.е. воспользовавшись моим доверием к ней, фактически обманным путем завладела моим почти всем адвокатским производством. Так же, в период рассмотрения данного дела я неоднократно находилась на стационарном лечении что подтверждается медицинскими справками. Но в связи с тем, что по данному делу участвовали еще адвокаты, рассмотрение данного дела не откладывали. 2. По договору Займа денежных средств. Действительно, между мной и А. был заключен договор займа денежных средств. А. в своей жалобе указывает «По сегодняшний день деньги не вернула, скрывается от меня, игнорируют мои звонки». Однако, этот довод не соответствует действительности. Долг перед А. на половину погашен. На 2.07.2018г. долг составил 650 000 руб. (одна из расписок прилагается). Следовательно, утверждение А. о том, что я уклоняюсь от выплаты долга не соответствует действительности. При каждой возможности долг мной перед А. погашается. Но каждый раз А. просит выплатить ей все большую сумму, мотивируя это тем, что она оплатила гонорар и еще какие-то суммы адвокату З.., которого я порекомендовала ей для защиты интересов ее сына в суде. В настоящее время гр-ка А. стала приводить каких- то людей ко мне на работу, угрожать, третировать мою семью. А то что я по роду своей деятельности не всегда нахожусь в кабинете и не всегда могу ответить на телефонные звонки, А. внушила себе, что я избегаю ее. Считаю, что как адвокат я честно и добросовестно исполнила свои профессиональные обязанности по защите сына А. - ГР., осужденного городским судом. И так же честно занимаю гражданскую позицию по погашению долга перед гр-кой А.».

К объяснениям адвоката приложены копии следующих документов:

расписка о получении денежных средств (копия),
справки ЦГБ гор. К (2 листа).

Квалификационной комиссией установлены следующие фактические обстоятельства дисциплинарного производства.

Основным доводом жалобы А. является то, что адвокат Г. недобросовестно осуществляет свою работу, постоянно уклоняется от явки в судебные заседания, что приводит к затягиванию рассмотрения дела. Кроме того, адвокат после заключения соглашения с доверителем по договору займа получила от него сумму денег в размере 1 350 000 рублей и не вернула ее в полном объеме по сей день.

Из представленного соглашения от 30.11.2016, заключенного между адвокатом Г. и А. усматривается, что предметом соглашения является участие на предварительном следствии и в суде. Оплата по договору установлена в размере 10 000 рублей.

Также в АП РД представлен договор займа от 05 мая 2018 года, заключенный между А. с и адвокатом Г., согласно которого адвокат Г. должна вернуть А. 15 мая 2018г., полученную от неё в долг сумму, в размере 1 350 000 (один миллион триста пятьдесят тысяч) рублей.

Соответственно, адвокат Г., находясь в правовых отношениях с А. по представлению ее интересов по уголовному делу, приняла от доверителя в долг денежную сумму.

Между тем, согласно п. 4 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя.

Как следует из объяснений адвоката, а также подтверждено доверителем А. в ходе заседания Квалификационной комиссии, часть суммы денег по договору займа возвращены займодавцу. Остаток долга на сегодняшний день составляет 650 000 рублей.

Согласно ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Согласно ст. 5 КПЭА профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката.

Согласно ст. 18 КПЭА нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности влечет применение мер дисциплинарной ответственности.

При таких обстоятельствах, Квалификационная комиссия 08.08.2019, рассмотрев представленные по делу письменные документы, пришла к выводу о наличии в действиях адвоката Г. нарушений норм ст. 5 и п. 4 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся во вступлении в долговые обязательства с доверителем.

Совет АП РД, изучив и исследовав материалы дисциплинарного производства, огласив и исследовав письменные документы, признал заключение Квалификационной комиссии обоснованным, установленные комиссией фактические обстоятельства правильными и принял решение о применении к адвокату Г. меры дисциплинарной ответственности в виде «Предупреждение».

При определении меры дисциплинарной ответственности, Совет АП РД изучив личное дело адвоката принял во внимание, что у адвоката действующих дисциплинарных взысканий не имеется, однако совершенный дисциплинарный проступок, является грубым нарушением норм корпоративной этики, подрывающим авторитет адвокатуры.

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_321.html