#57

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 22 февраля 2017 года № 21/02-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: гражданское производство; небрежное представление интересов; адвокат дал объяснения;
Дата: 22 февр. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамович М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Ильичёва П.А., Тюмина А.С., Бабенко А.Г., Рыбакова С.А., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
− с участием адвоката Ч.Д.В.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 30.12.2016 г. по жалобе доверителя Л.С.Н. в отношении адвоката Ч.Д.В.,

У С Т А Н О В И Л А:

08.12.2016 г. в АПМО поступила жалоба Л.С.Н. в отношении адвоката Ч.Д.В., в которой сообщается, что 17.08.2015 г. заявитель заключил соглашение с адвокатом и выплатил ему вознаграждение в размере 80 000 рублей. Адвокат принял на себя обязательство по представлению интересов заявителя по гражданскому делу в Н.суде г. Москвы. После подачи иска адвокат не интересовался датой, на которую назначено судебное заседание. На предварительном слушании, после определения даты судебного заседания, адвокат просил о переносе судебного разбирательства в связи со своей занятостью и тем самым, как полагает заявитель, определил его процесс как менее приоритетный. В суде адвокат вёл себя пассивно, не излагал иск, не аргументировал его нормами права, только отвечал на вопросы судьи. Адвокат не использовал аудио – и видеофиксацию процесса, не представил суду решение по аналогичному делу, составил апелляционную жалобу с ошибками, в «скомканном виде», не вернул выданную ему доверенность.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности и обязании к возврату доверенности.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • соглашения об оказании юридической помощи от 17.05.2015 г.;
  • доверенности, выданной адвокату для представления интересов заявителя в суде;
  • определения Н. суда г. Москвы от 15.12.2015 г. об оставлении заявления без рассмотрения;
  • решения Н. суда г. Москвы от 22.06.2016 г.;
  • краткой апелляционной жалобы от 12.07.2015 г. об оставлении апелляционной жалобы без движения;
  • апелляционной жалобы, составленной адвокатом;
  • апелляционной жалобы, доработанной заявителем;
  • распоряжения об отмене доверенности от 17.08.2015 г.

Заявитель Л.С.Н. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он не согласился с доводами жалобы, пояснив, что доводы жалобы не соответствуют действительности. Соглашение с заявителем от 17.05.2015 г. предусматривало представительство заявителя в суде первой инстанции и составление апелляционной жалобы. Апелляционная жалоба была передана заявителю, о том, что он её изменял, адвокат узнал только из жалобы, поскольку никаких претензий Л. не предъявлял. Адвокат действительно сообщил, что для представления интересов в суде апелляционной инстанции необходимо заключить новое соглашение, но заявитель отказался. Доверенность заявителя находится в офисе адвоката в г. Москве, он просил Л. за ней приехать, но тот до настоящего времени этого не сделал. Также адвокат сообщает, что представлял интересы заявителя в течении 2,5 лет, по двум соглашениям, и у того была возможность поменять представителя, но претензий он не высказывал.
К письменным объяснениям адвоката не приложено каких-либо документов.
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что вёл дела заявителя достаточно давно, зав всё время ни одной повестки из суда не поступало, поэтому по очереди с заявителем ездили в суд и узнавали дату назначения судебного заседания. Претензия от доверителя поступила после того, как сообщил ему, что на представительство в апелляционной инстанции необходимо заключение нового соглашения. Л.С.Н. попросил вернуть доверенность в конце ноября 2016 г., адвокат сообщил ему, что доверенность оставит у охраны при входе в офис, что и сделал 05.12.2016 г. Там доверенность и находится в настоящее время, Л.С.Н. за ней не приезжал.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
17.05.2015 г. между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства было заключено соглашение об оказании юридической помощи, по которому адвокат принял на себя обязанности по представлению интересов заявителя по гражданскому делу в суде первой инстанции и составлению апелляционной жалобы.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителя требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя.
Таких ошибок адвокатом не допущено. Адвокат Ч.Д.В. был вправе, если иное не предусмотрено соглашением, самостоятельно определять необходимость аудио и видеофиксации процесса, избирать способ коммуникации с судом по вопросу даты назначения судебного заседания. То обстоятельство, что адвокат неправильно определил дату течения срока на подачу апелляционной жалобы, при изложенных обстоятельствах, не может рассматриваться в качестве грубой ошибки, поскольку это не повлекло пропуска срока на подачу апелляционной жалобы.
В силу п. 6 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, при отмене поручения адвокат должен незамедлительно возвратить доверителю все полученные от последнего подлинные документы по делу и доверенность, а также при отмене или по исполнении поручения - предоставить доверителю по его просьбе отчет о проделанной работе.
Таким образом, обязанность по возврату доверенности возникает у адвоката при досрочной отмене поручения. В рассматриваемой ситуации поручение было выполнено адвокатом в полном объёме. Кроме того, заявитель отменил доверенность и, заявляя требование о её возврате, не определил конкретный способ возврата (почтой, при личной встрече и пр.). Поэтому адвокат оставил доверенность у охраны, сообщив заявителю, что он может приехать и забрать её, чего последний не сделал.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Ч.Д.В. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Л.С.Н.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive