#566

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Камчатского края за 1 полугодие 2020 года (фрагмент №1)

Регион: Камчатский край
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.4 п.2; ФЗ ст.7 п.2; ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.9 п.3; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: оказание юридических услуг вне рамок адвокатской деятельности;
Дата: 30 янв. 2020 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

За нарушение пункта 2 статьи 4; пункта 1 статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвокатов – оказание юридических услуг (правовой помощи) вне рамок адвокатской деятельности, Совет Адвокатской палаты Камчатского края единогласно применил к адвокату Б.Ю.О. меру дисциплинарной ответственности в виде ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ.

Предметом рассмотрения Совета Адвокатской палаты являлось дисциплинарное производство, возбужденное президентом Адвокатской палаты в отношении адвоката Б.Ю.О. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ и Кодекса профессиональной этики. Поводом для возбуждения дисциплинарного производства явилось представление Управление Юстиции по Камчатскому краю. Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Камчатского края, рассмотрев указанное дисциплинарное дело 30 января 2020г., приняла Заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката Б.Ю.О. нарушения пункта 2 статьи 4; пункта 1 статьи 25Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвокатов – оказание юридических услуг (правовой помощи) вне рамок адвокатской деятельности. Квалификационной комиссией установлено, что адвокат Б.Ю.О. является членом Адвокатской палаты Камчатского края, сведения о нем внесены в региональный реестр адвокатов Камчатского края под NoХХХ, форма адвокатского образования – адвокатский кабинет. Имея статус адвоката, Б.Ю.О. на основании договора возмездного оказания услуг от08.11.2018 года, заключенному между гражданином Б.Ю.О. и ООО «ХХХ», оказывал платные юридические услуги в арбитражном суде Камчатского по делу No АХХ. Вышеуказанный договор от 08.11.2018 года не соответствует требованиям статьи 25ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». В договоре отсутствует указание на то, что Б.Ю.О. является адвокатом; отсутствует указание на принадлежность его к адвокатскому образованию и адвокатской палате; стороны в договоре именуются «Заказчик» и «Исполнитель», вместо вознаграждения определена стоимость услуг и т.д. Договор не содержит ряда существенных условий соглашения об оказании юридической помощи адвокатом, в том числе, в нем отсутствует номер регистрации в соответствующем журнале адвокатского образования. Фактически, вместо соглашения об оказании адвокатом юридической помощи, адвокатом Б.Ю.О., заключен договор возмездного оказания услуг. Из расписок в получении денежных средств от 14.03.2019 года и от 20.05.2019 года следует, что денежные средства в размере 62000 рублей и 10000 рублей соответственно получены лично гражданином Б.Ю.О. Доказательств тому, что данные денежные средства внесены в кассу соответствующего адвокатского образования или перечислены на расчетный счет адвокатского образования не представлено, тогда как на основании пункта 6 статьи 25Федерального закона No 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.
Акт приема-передачи выполненных работ от 14.03.2019 года подписан Б.Ю.О., как физическим лицом. Доверенность, оформленная ООО «ХХХ» 18.05.2018 года, выдана Б.Ю.О. как физическому лицу. Из аудиозаписи судебного заседания от 24.05.2019 года (файл «2019-05-2411-00 с 07мин 40 сек. по 10 мин. 10 сек.) вытекает, что Б.Ю.О. признает, что оказывал платные юридические услуги ООО «ХХХ» вне рамок адвокатской деятельности. Адвокат Б.Ю.О., о дате, времени и месте рассмотрения его дисциплинарного производства извещен надлежащим образом, на заседании Совета присутствовал лично, с заключением Квалификационной комиссии согласился. Заявитель – Управление Юстиции по Камчатскому краю в заседании Квалификационной комиссии не участвовал. Отсутствие Заявителя в силу ч.5 ст.24 КПЭА не является основанием для отложения разбирательства по дисциплинарному производству. Совет, рассмотрев в закрытом заседании 04.03.2020г. дисциплинарное производство, исследовав представленные Заявителем документы и ознакомившись с Заключением Квалификационной комиссии, в полном объеме согласился с выводами Заключения, поскольку они основаны на полно, правильно и достоверно установленных обстоятельствах дела. Давая оценку поведению адвоката Б.Ю.О. в указанной ситуации, Совет руководствовался следующим: Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (подп.4 п.1 ст.7 Закона об адвокатуре).Необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката (п.2 ст.4 КПЭА).В силу пункта 2 статьи4ФЗ от 01.05.2002 года. No63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Кодекс профессиональной этики адвокатов устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности. В соответствии с пунктом 1 статьи 25 Закона об адвокатуре, адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Пунктом 1 части 4 статьи 25 Закона об адвокатуре установлено, что существенными условиями соглашения являются указание на адвоката, принявшего исполнение поручения в качестве поверенного, а также на его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате. В соответствии с частью 3 статьи 9 Кодекса об адвокатской этике адвокатов, адвокат не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе, а также иной деятельности в случаях предусмотренных законом. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Законом об адвокатуре (п.2 ст.7 названного закона). Совет согласился с выводом Квалификационной комиссии о том, что адвокат Б.Ю.О. не заключил соглашение, предусмотренное статьей 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», не оприходовал надлежащим образом полученные денежные средства и не подтвердил в суде свои полномочия, как того требует законодательство от адвоката-представителя. Следовательно, юридическая помощь ООО «ХХХ» предоставлена Б.Ю.О., имеющим статус адвоката, вне рамок адвокатской деятельности, а значит, адвокат Б.Ю.О. не исполнил обязанности, установленные пунктом 2 статьи 4; пунктом 1 статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и пунктом 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвокатов. Оценивая предоставленные при рассмотрении дисциплинарного дела адвокатом Б.Ю.О. документы о расторжении договора на оказание юридических услуг, заключенного между Б.Ю.О. и ООО «ХХХ» (ответ на запрос на одном листе, копия соглашения о расторжении договора от 07.10.2019г. на одном листе, расчет возврата денег на 5 листах),Совет пришел к выводу о том, что указанные документы не опровергают вины адвоката Б.Ю.О. по настоящему делу, не объясняют его поведение и не могу существенно повлиять на выводы Комиссии и Совета. Совет полагает, что в действиях адвоката Б.Ю.О. имеются нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ и Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно пункта 2 статьи 4; пункта 1 статьи 25Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и пункта 3 статьи 9Кодекса профессиональной этики адвокатов – оказание юридических услуг (правовой помощи) вне рамок адвокатской деятельности. Доказательствами, подтверждающими вину адвоката являются документы, содержащиеся в материалах дела: копия заявления А.Г.Ф. от 26.09.2019г.; копия заявления А.Г.Ф. от 11.07.2019г.; копия договора на оказание юридических услуг от 8.11.2018г.; копия расписки в получении денежных средств от 14.03.2019г.; копия расписки в получении денежных средств от 20.05.2019г.; копия акта приема-передачи выполненных работ от14.03.2019г.; копия доверенности от 18.05.2018г.; диск аудиозаписи судебного заседания от24.05.2019г., а также признательные пояснения адвоката Б.Ю.О., данные Квалификационной комиссии. Совет полагает, что правонарушение совершено адвокатом Б.Ю.О. умышленно, поскольку он осуществляет адвокатскую деятельность более шестнадцати лет и требования законодательства об адвокатуре ему должны быть хорошо известны. Из объяснения адвоката Б.Ю.О. Совет не усматривает обстоятельства, которые бы оправдывали его поведение либо существенно повлияли на установление степени его вины. Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката. При решении вопроса о применении меры дисциплинарного взыскания Совет учел тяжесть и обстоятельства совершенного адвокатом проступка, обстоятельства его совершения, форму вины и другие обстоятельства, установленные Квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты (п.4 ст. 18 КПЭА).Совет принял во внимание, что Б.Ю.О. свою вину в совершении правонарушения признал, впервые привлекается к дисциплинарной ответственности. При таких обстоятельствах Совет посчитал необходимым применить к адвокату Б.Ю.О. меру дисциплинарной ответственности в виде предупреждения, как в наибольшей степени отвечающую требованию справедливости дисциплинарного разбирательства, предусмотренному п.3 ст.19 КПЭА, На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п.3 ст.31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», подп.1 п.1 ст.25 Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет Адвокатской палаты Камчатского края

Р Е Ш И Л: применить к адвокату Б.Ю.О. меру дисциплинарной ответственности в виде предупреждения за нарушение пункта 2 статьи 4; пункта 1 статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвокатов – оказание юридических услуг (правовой помощи) вне рамок адвокатской деятельности.

https://www.advokatkamchatka.ru/index.php/mnu-about/komissiya/mnu-disciplinarnaya-practika/408-obzor-distsiplinarnoj-praktiki-za-2020-god