#563

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ивановской области за 2018 год (фрагмент № 6)

Регион: Ивановская область
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Адвокат при наличии к тому оснований не обжаловал постановление суда о помещении доверителя в психиатрический стационар. Данное бездействие адвоката было признано дисциплинарным проступком.
Распоряжением президента АПИО было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Т. на основании обращения судьи Ивановского областного суда К.
Из обращения судьи следует, что адвокат Т. 12.10.2017 г. осуществлял в порядке назначения защиту Л. в суде при рассмотрении ходатайства следователя ОМВД России по Л…скому району г. Иваново о помещении подозреваемого Л., не содержавшегося под стражей, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства судебно-психиатрической экспертизы. Постановлением судьи Л…ского районного суда г. Иваново от 12.10.2017 г. ходатайство следователя было удовлетворено, и подозреваемый Л. помещен в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства психиатрической экспертизы на 30 суток.
При рассмотрении ходатайства следователя подозреваемый Л. против помещения в медицинскую организацию возражал. Такую же позицию занимал адвокат Т., что следует из указанного постановления и протокола судебного заседания.
Однако, в нарушение положений ч.7 ст.49 УПК РФ, согласно которой адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого, и по смыслу положений п.п. 2, 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на судебное решение по уголовному делу в случае, если суд не разделил позицию адвоката-защитника и подзащитного, на адвоката возложена обязанность подачи жалобы. Отказ подзащитного от обжалования судебного решения фиксируется его письменным заявлением адвокату.
Адвокат Т. вышеуказанное постановление судьи не обжаловал, хотя содержание полученного от Л. письменного заявления о желании при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции иметь защитника по назначению суда свидетельствовало о наличии у него намерений обжаловать судебное решение в апелляционном порядке.
При этом подать апелляционную жалобу самостоятельно Л. не смог и вынужден был обратиться за оказанием юридической помощи в ее составлении к другому адвокату, пропустив при этом срок на обжалование.
При таких обстоятельствах, принимая во внимание существо рассматриваемого судом ходатайства следователя и сведения о психическом состоянии Л., суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что несвоевременность подачи Л. апелляционной жалобы явилась следствием ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей участвовавшим 12.10.2017 г. в суде первой инстанции адвокатом Т., который не проявил активности в обжаловании вынесенного судом постановления о помещении Л. в психиатрический стационар.
15.12.2017 года по результатам рассмотрения апелляционной жалобы Л. постановление Л…ского районного суда г. Иваново от 12.10.2017 года о помещении его в психиатрический стационар отменено, следователю в удовлетворении ходатайства отказано.
Основанием к отмене постановления послужило то обстоятельство, что Л. к моменту рассмотрения ходатайства следователя о помещении его в психиатрический стационар утратил статус подозреваемого, поскольку ни одного из указанных в статье 46 УПК РФ обстоятельств не имелось, а в соответствии со статьей 203 УПК РФ вопрос о помещении в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы разрешается лишь в отношении подозреваемого или обвиняемого, не содержащегося под стражей.
В своих письменных и устных объяснениях в ходе рассмотрения дисциплинарного производства адвокат Т. согласился с доводами, изложенными в обращении судьи, указал, что примет их к сведению в дальнейшем при осуществлении адвокатской деятельности. При этом адвокат пояснил, что интересы Л. представлял как дежурный адвокат, статус Л. он из материалов дела не увидел, оглашения судебного решения не дождался ввиду занятости, поскольку в этот день были другие вызовы следователей. После этого постановление суда по делу Л. не получал, о принятом судом решении не узнал, забыл о проведенном судебном заседании и постановление от 12.10.2017 г. не обжаловал.
Из постановления Л…ского районного суда г. Иваново от 12.10.2017 года и протокола судебного заседания следует, что при рассмотрении ходатайства следователя судом Л., именуемый как подозреваемый, указал, что он не против пройти обследование в ОКПБ "Богородское", но считает, что это можно сделать без его помещения в стационар. У него имеются заболевания, от которых он лечится дома. Кроме того, он боится огласки, в связи с чем может лишиться жилья.
Адвокат-защитник Т. с учетом позиции Л. и данных о его личности просил суд в удовлетворении ходатайства следователя отказать. Довода против удовлетворения ходатайства следователя в связи с процессуальным положением Л. по уголовному делу, а именно с утратой им статуса подозреваемого, адвокатом Т. приведено не было. Однако, поскольку этот довод не содержится в обращении судьи Ивановского областного суда К., Квалификационной комиссией он в связи с этим не рассматривался.
В соответствии с пп.1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами.
Согласно п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и Кодексом профессиональной этики адвоката; п.8 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката говорит о том, что обязанности адвоката, установленные действующим законодательством, при оказании им юридической помощи по назначению органа дознания, органа предварительного следствия или суда не отличаются от обязанностей при оказании юридической помощи за гонорар; пп. 2 и пп. 3 п.4 статьи 13 Кодекса профессиональной этики адвоката говорит о том, что адвокат-защитник обязан обжаловать приговор или иное решение суда в случаях, если суд не разделил позицию адвоката-защитника и подзащитного и при наличии оснований к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам.
В соответствии с п. 9 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, принятого VIII Всероссийским съездом адвокатов 20.04.2017 года, адвокат по просьбе подзащитного или по собственной инициативе при наличии к тому оснований обжалует решения и действия (бездействие), нарушающие права и законные интересы подзащитного.
Совет согласился с выводами Квалификационной комиссии о том, что адвокат Т. при наличии к тому оснований, не обжаловал постановление суда от 12.10.2017 года о помещении Л. в психиатрический стационар, нарушив тем самым требования пп.1 п.1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п.1 ст. 8, п.8 ст. 10, пп. 2 и 3 п.4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, п. 9 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, и применил к адвокату Т. меру дисциплинарной ответственности в виде замечания.

https://fparf.ru/documents/disciplinary-practice/the-review-of-the-disciplinary-practice-of-lawyer-chamber-of-the-ivanovo-region-in-2018/