#561

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ивановской области за 2018 год (фрагмент № 4)

Регион: Ивановская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.6 п.4 подп.3;
Статья КПЭА: КПЭА ст.9 п.1 подп.2;
Тема: взаимодействие с судом;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Действуя разумно и квалифицированно в интересах своего доверителя, активно защищая его права и свободы на всех этапах производства по делу об административном правонарушении, адвокат занял позицию, соответствующую воле и интересам своего доверителя, и не нарушил законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекс профессиональной этики адвоката.
Распоряжением президента АПИО было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката С. на основании обращения судьи Ивановского областного суда М., из которого следовало, что:

  • постановлением УУП ОМВД России по Ф…скому району от 16.06.2017 г. П. была подвергнута административному наказанию в виде административного штрафа в размере 500 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ;
  • решением судьи Ф…ского городского суда Ивановской области от 29 сентября 2017 г. был удовлетворен протест заместителя Ф…ского межрайонного прокурора Ивановской области, постановление от 16.06.2017 г. отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с отсутствием в действиях П. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ;
  • не согласившись с решением судьи, защитник П. – адвокат С. подал жалобу в Ивановский областной суд, в которой поставил вопрос об отмене указанного решения судьи, указав в обоснование жалобы, в частности, на то, что не имелось достаточных оснований к удовлетворению протеста и действия его подзащитной П. были верно квалифицированы как мелкое хулиганство; умысел П. на оскорбление г-на С.О.В. не нашел своего подтверждения, она признала наличие в своих действиях мелкого хулиганства;
  • решением судьи Ивановского областного суда жалоба защитника С. оставлена без удовлетворения, а решение судьи Ф…ского городского суда Ивановской области от 29 сентября 2017 года - без изменения;
    • из материалов дела следует, что фактически П. не признавала свою вину в совершении мелкого хулиганства, пояснила, что нецензурно высказалась в связи с неполадками в работе телефона, тем самым отрицала умысел на нарушение общественного порядка;
  • однако защитником С. подана в суд жалоба на решение судьи, которым производство по делу об административном правонарушении прекращено в отношении П. в связи с отсутствием в её действиях состава административного правонарушения, указав, что действия его подзащитной П. были верно квалифицированы как мелкое хулиганство;
  • в силу пп. 3 п.4 ст.6 Федерального Закона от 31 мая 2002 № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убеждён в наличии самооговора доверителя; в соответствии с п.п.2 и 3 ч.1 ст.9 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя;
  • изложенное свидетельствует о грубом нарушении адвокатом С. требований п.п.3 п.4 ст.6 Федерального Закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и п.п.2 и 3 ч. 1 ст.9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Руководствуясь главой 30 КоАП РФ, судья Ивановского областного суда обращает внимание Президента АПИО на допущенное адвокатом С. грубое нарушение закона при осуществлении защиты П., в отношении которой прекращено производство по делу об административном правонарушении.
Из письменных объяснений адвоката С. следует:

  • при рассмотрении Ф…ским городским судом Ивановской области протеста Ф…ского межрайонного прокурора на постановление по делу об административном правонарушении он являлся защитником П. по соглашению, которая постановлением УУП ОМВД России по Ф…скому району от 16.06.2017г. была признана виновной в том, что 08.06.2017г. в 15-30 час. находясь в общественном месте возле дома №25 в д. И. Ф…ского района Ивановской области, выражала явное неуважение к обществу, а именно: выражалась грубо нецензурной бранью, чем нарушала общественный порядок; деяние было квалифицировано по ч.1 ст.20.1 КоАП РФ и на П. был наложен штраф в размере 500руб; П. вину в совершении административного правонарушения полностью признала, наложенный штраф уплатила;
  • с данным постановлением не согласился С.О.В., полагавший, что П. выражалась нецензурной бранью не обезличенно, а конкретно в его адрес, тем самым оскорбляя лично его, являющегося депутатом И…ского сельского поселения, в присутствии избирателей.; он обратился с жалобой в Ф…скую межрайонную прокуратуру, по результатам рассмотрения которой был принесен протест на вышеуказанное постановление по делу об административном правонарушении, в котором поставлен вопрос о восстановлении пропущенного срока для обжалования и об отмене этого постановления, кроме того, 10.08.2017г. заместитель Ф…ского межрайонного прокурора вынес постановление о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении П. по ч.1 ст.5.61 КоАП РФ (оскорбление), приводя в обоснование те же самые обстоятельства, что и в протесте: по мнению прокурора, П. выражалась нецензурной бранью в адрес С.О.В., вследствие чего в ее действиях отсутствуют признаки административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 20.1 КоАП РФ (мелкое хулиганство), а усматриваются признаки другого правонарушения - оскорбления (ч.1 ст.5.61 КоАП РФ); данное постановление было направлено для рассмотрения по подсудности мировому судье;
  • адвокату С. его доверитель П. пояснила, что с С.О.В. у нее сложились крайне неприязненные отношения, они работают на одном предприятии, он распространял в отношении нее ложные сведения, что являлось предметом проверки отделом полиции, куда она обращалась с соответствующим заявлением, кроме того, параллельно с вышеуказанным судебным разбирательством в Ф…ском городском суде рассматривалось гражданское дело по ее иску к С.О.В. о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда В отношении обстоятельств совершения административного правонарушения 08.06.2017г. П. пояснила, что проводила по роду своей деятельности хронометраж рабочего дня С.О.В., предъявила ему для ознакомления документы о наложении на него дисциплинарного взыскания, в это время у нее забарахлил телефон, и она непроизвольно выругалась в связи с этим, т.к. не могла дозвониться до начальника, при этом г-на С.О.В. она не оскорбляла; полностью согласна с постановлением участкового уполномоченного полиции о наложении на нее штрафа в размере 500руб., который сразу же оплатила; не согласна с протестом прокурора, т.к. в нем утверждается, что она оскорбила С.О.В. нецензурной бранью, а она этого не делала; полагает, что поскольку инициатива по отмене исходила именно от С.О.В., обратившегося с этой целью в прокуратуру, установление в ее действиях состава оскорбления, а не мелкого хулиганства, создаст для С.О.В. возможность обратиться в суд с иском о компенсации морального вреда, поэтому она просила оставить в силе постановление участкового уполномоченного и возражала против удовлетворения протеста прокурора, даже несмотря на то, что формально удовлетворение протеста освободит ее от административной ответственности за мелкое хулиганство.

В своих письменных объяснениях адвокат С. полагает, что поскольку потенциальная возможность обращения С.О.В. в суд с иском о компенсации морального вреда к П. за оскорбление при удовлетворении протеста прокурора становилась вполне реальной, а негативные последствия от этого были бы, безусловно, большими, нежели выгода от возможности возвратить штраф в сумме 500руб., назначенный за мелкое хулиганство (который П. и не намеревалась возвращать, т.к. считала, что ее наказали справедливо), адвокат счел позицию подзащитной обоснованной и последовательно отстаивал ее на протяжении всего рассмотрения дела судом по протесту (всего было 3 судебных заседания на протяжении почти месяца).
Как далее следует из объяснений адвоката С., постановление по делу об административном правонарушении было отменено в связи с тем, что суд установил, что П., выражаясь нецензурной бранью, оскорбляла исключительно С.О.В.; таким образом, отмена была вызвана не отсутствием состава административного правонарушения в действиях П. вообще, а наличием признаков другого правонарушения (не мелкого хулиганства, а оскорбления); такое судебное решение не устроило П., поскольку оно признавало обоснованной позицию С.О.В. и создавало преюдицию в его пользу.
Как указано в объяснении, подзащитная обратилась с просьбой к адвокату составить жалобу на решение, что он и выполнил, позиция была с ней полностью согласована; при этом о сроках привлечения к административной ответственности за оскорбление П. была адвокатом проинформирована; первоначально жалоба была составлена от имени самой подзащитной, но поскольку для подачи жалобы в суд было необходимо ее личное присутствие, а занятость на работе не позволяла ей произвести соответствующие действия лично либо затратить время на оформление и отправку заказной почтовой корреспонденции в адрес суда, ими было согласовано обращение с жалобой от имени адвоката. Адвокат С. полагает, что в рассматриваемой ситуации он действовал исключительно в интересах своей подзащитной и руководствовался ее интересами и занятой ею по делу позицией.
На тексте объяснений адвоката С. имеется рукописный текст от имени П., из которого следует, что П. с объяснением ознакомлена, поддерживает его полностью, претензий к адвокату С. не имеет.
Из приложенной к объяснениям адвоката С. копии его жалобы на решение судьи следует, что им ставится вопрос об отмене решения судьи Ф…ского городского суда от 29.09.2017 года, поскольку, по мнению, защитника, «действия его подзащитной были верно квалифицированы в постановлении по делу об административном правонарушении как хулиганство», при этом «сама П. пояснила, что свои слова ни коим образом не адресовала конкретному человеку, наличие мелкого хулиганства в своих действиях признает».
По результатам рассмотрения дисциплинарного производства Квалификационной комиссией было установлено, что между П. и С.О.В. сложились крайне неприязненные отношения, идет судебное разбирательство по ее иску о защите чести и достоинства, постановлением заместителя Ф…ского межрайонного прокурора в отношении П. было возбуждено дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ по факту оскорбления С.О.В.
При таких обстоятельствах комиссия посчитала, что ссылки адвоката С. в обоснование занятой им позиции на признание П. вины в совершении мелкого хулиганства, в том числе, и с целью избежания преюдициального значения судебного решения, заслуживают внимания, поскольку указанная позиция является обоснованной, соответствует законным интересам доверителя и его волеизъявлению. Именно адвокат С. в жалобе на решение Ф…ского городского суда, действуя в интересах П., поставил вопрос о необходимости исключения из его описательно – мотивировочной части фразы об оскорблении П. г-на С.О.В., что впоследствии и было сделано судьей Ивановского областного суда. Так, оставляя жалобу адвоката С. без удовлетворения, а решение судьи Ф…ского городского суда без изменения, в решение было внесено уточнено: исключена на стр. 3 в последнем предложении абзаца 6 фраза «… а оскорбляла исключительно С.О.В.», поскольку при таком изложении предложения, как указал суд, по сути, предрешается вина Пестряковой А. М. в нанесении оскорблений Смирнову О. В., а данные обстоятельства не подлежат установлению в рамках данного судебного заседания.
Таким образом, разумно и квалифицированно действуя в интересах своего доверителя, активно защищая его права и свободы, должным образом исполняя свои обязанности, адвокат С. на всех этапах административного производства по делу занимал позицию, соответствующую воле и интересам своего доверителя – П., и не допустил нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет согласился с выводами Квалификационной комиссии и прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката С. вследствие отсутствия в его действиях (бездействии) нарушения норм ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса профессиональной этики адвоката.

https://fparf.ru/documents/disciplinary-practice/the-review-of-the-disciplinary-practice-of-lawyer-chamber-of-the-ivanovo-region-in-2018/