#558

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ивановской области за 2018 год (фрагмент № 1)

Регион: Ивановская область
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.6 п.4 подп.3; ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.9 п.1 подп.2;
Тема: защита по назначению; небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Адвокат по назначению, участвуя в рассмотрении судом ходатайства следователя о продлении обвиняемому срока содержания под стражей, не ознакомилась с материалами ходатайства, поступившими в суд; позицию обвиняемого на момент рассмотрения дела не выяснила, никаких мер для этого не предприняла; при рассмотрении ходатайства судом в данном вопросе полагалась на усмотрение суда, хотя должна была высказать позицию о несогласии с ходатайством; не предприняла мер, чтобы связаться с адвокатом обвиняемого по соглашению и выяснить у него причину отсутствия последнего в судебном заседании, возможность ее участия при рассмотрении ходатайства и позицию обвиняемого относительно ходатайства следователя, хотя такая возможность у нее имелась; в судебном заседании ограничилась лишь высказыванием своей позиции по ходатайству.
Президентом АПИО было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Г. на основании обращения судьи Ивановского областного суда В. о нарушении адвокатом Г. положений закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Кодекса профессиональной этики адвоката (КПЭА), УПК РФ, в котором содержалась следующая информация: адвокат Г., принявшая 04.11.2017 в порядке назначения поручение на защиту обвиняемого П., при рассмотрении судом первой инстанции ходатайства следователя о продлении обвиняемому срока содержания под стражей, свои обязанности, связанные с защитой, выполнила ненадлежащим образом. Своим бездействием и занятой по делу позицией, явно противоречившей интересам обвиняемого, адвокат Г. лишила доверителя П. права на эффективную и квалифицированную защиту, чем грубо нарушила закон. А именно: в деле не имеется сведений о том, что адвокат ознакомилась с материалами ходатайства перед судебным заседанием, в том числе и с ходатайством следователя. При последнем продлении судом срока содержания под стражей П. категорически возражал против такого продления, считая возможным изменение ему меры пресечения на более мягкую, при даче пояснений в рамках апелляционного производства также возражал против продления ему срока содержания под стражей. Адвокат позицию обвиняемого на момент рассмотрения дела судом первой инстанции не выяснила, никаких мер для этого не предприняла. Осуществление защиты сводилось только к одной фразе адвоката в судебном заседании о том, что при рассмотрении ходатайства она полагается на усмотрение суда.
В своем объяснении адвокат Г. пояснила, что: 04.11.2017 ей была поручена по назначению защита П. в рассмотрении ходатайства следователя о продлении меры пресечения в К…ском городском суде Ивановской области. С ходатайством следователя адвокат ознакомилась 04.11.2017 по ордеру в уголовном деле. В этой связи необходимости ознакомления с ходатайством следователя в суде у нее не было. Поэтому она и не писала соответствующего заявления. В материалах ходатайства были представлены сведения о том, что П. уведомлен о рассмотрении ходатайства следователя и не возражает о проведении судебного разбирательства в его отсутствие. Она пыталась выяснить позицию обвиняемого, задав вопрос об этом следователю в судебном заседании, который пояснил, что дополнительно позицию обвиняемого выяснить не представляется возможным. Однако, со слов следователя, 03.11.2017 обвиняемый и его адвокат по соглашению В. в судебном заседании, в котором началось рассмотрение этого же ходатайства, не возражали о продлении меры пресечения. В материалах ходатайства имеется телефонограмма о том, что адвокат по соглашению В. не возражает против участия защитника по назначению, т.к. сам не может принять участие в судебном заседании 04.11.2017. В суде апелляционной инстанции адвокат В. пояснил, что сведения в телефонограмме не соответствуют действительности.
Позиция о разрешении вопроса на усмотрение суда была занята в связи с отсутствием достоверных сведений о позиции самого П. по ходатайству следователя. Реальной возможности выяснить позицию П. не было, иначе адвокат Г. поддержала бы позицию П.
В ходе рассмотрения дисциплинарного производства адвокат Г. полностью согласилась с доводами сообщения судьи В. и пояснила, что о невозможности участия в судебном заседании адвоката по соглашению В. узнала от следователя. С В. по телефону не связывалась, хотя должна была это сделать. В материалах ходатайства в тексте постановления суда видела, что при предыдущем продлении меры пресечения П. возражал против продления. Позиция П. на 04.11.2017 ей была не известна. Адвокат согласна, что при такой ситуации она должна была возражать против продления меры пресечения, а не полагаться на усмотрение суда. С материалами, представленными в суд, она не знакомилась, хотя согласна, что должна была это сделать. В судебном заседании она вела себя пассивно, вопросы задавала, но не знает, отражены ли они в протоколе судебного заседания, с которым она не знакомилась. Г. читает, что ее поведение в суде не повлияло на положение П., т.к. при повторном рассмотрении ходатайства следователя после отмены постановления суда в апелляционном порядке, суд первой инстанции ходатайство следователя удовлетворил.
Квалификационная комиссия по результатам рассмотрения дисциплинарного дела установила следующие фактические обстоятельства:
Принимая участие в порядке назначения в суде первой инстанции при рассмотрении ходатайства следователя о продлении меры пресечения обвиняемому П., адвокат Г. заняла по делу позицию, явно противоречившую интересам обвиняемого, поскольку при последнем продлении судом срока содержания под стражей П. категорически возражал против такого продления, считая возможным изменение ему меры пресечения на более мягкую. При даче пояснений в рамках апелляционного производства он также возражал против продления ему срока содержания под стражей. Адвокат позицию обвиняемого на момент рассмотрения дела 04.11.2017 не выяснила, никаких мер для этого не предприняла. В данном вопросе полагалась на усмотрение суда, хотя должна была высказать позицию о несогласии с ходатайством. Кроме того, адвокат Г. не ознакомилась с материалами ходатайства, поступившими в суд, ограничившись ознакомлением с материалами, которые имелись в распоряжении следователя. Адвокат Г. не предприняла мер, чтобы связаться с адвокатом по соглашению В. и выяснить у него причину отсутствия последнего в судебном заседании, возможность ее участия при рассмотрении ходатайства и позицию доверителя П. относительно ходатайства следователя, хотя такая возможность у нее имелась. Адвокат Г. в судебном заседании бездействовала, ограничилась лишь высказыванием своей позиции по ходатайству.
В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами. В соответствии с п.1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми незапрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией РФ, законом и настоящим Кодексом.
В соответствии с пп.3 п.4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и пп. 2 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.
Согласно Положению о порядке участия адвокатов Ивановской области в качестве защитников и представителей в уголовном и гражданском судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда, утвержденным решением Совета АПИО 31.08.2007 г. (в ред. от 28.04.2017 г.), при вступлении в уголовное дело по назначению адвокат обязан выяснять в беседе с подзащитным в порядке ст. 53 УПК РФ, имелся ли у него ранее защитник и если да, то его данные. Затем адвокат должен установить, уведомлялся ли участвующий в деле защитник о производстве следственных действий, а также возможные причины неявки защитника, по возможности созвониться с ранее участвовавшим защитником по телефону, указанному в едином справочнике АПИО.
Существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики, заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры.
Совет согласился с выводами квалификационной комиссии, признал в действиях (бездействии) адвоката Г. наличие нарушения требований пп.3 п. 4 ст. 6, пп.1, п.1 ст. 7 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.1 ст. 8, пп.2 п.1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката и применил к адвокату меру дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

https://fparf.ru/documents/disciplinary-practice/the-review-of-the-disciplinary-practice-of-lawyer-chamber-of-the-ivanovo-region-in-2018/