#553

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2019 год (фрагмент № 13)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1; ФЗ ст.7 п.4; ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 31 дек. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В адрес Адвокатской палатой Ханты-Мансийского автономного округа
поступила жалоба П. в отношении адвоката Х. Заявитель в жалобе указала, что между П. и адвокатом Х. 20 мая 2017 года заключено соглашение на оказание юридической помощи.
В соответствии с п. 4.1.4 соглашения, адвокат Х. обязался выполнить услугу в виде представления интересов доверителя (при рассмотрении дела в суде первой инстанции: мировом суде, суде общей юрисдикции, арбитражном суде) на стадии подготовки к судебному разбирательству, в предварительном судебном заседании и рассмотрении дела по существу, в суде первой инстанции за * рублей.
Адвокат получил от истца в качестве частичной оплаты
* рублей, о чем составлена расписка.
Адвокат свои обязательства не исполнил. Заявитель обратилась в суд с исковым заявлением о расторжении договора и взыскании оплаченных денежных средств.
Решением Сургутского городского суда от 30 сентября 2019, вступившим в законную силу, исковые требования заявителя удовлетворены частично.
Заявитель указывает, что адвокат нарушил в отношении нее обязанность честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы.
Просит привлечь адвоката Х. к дисциплинарной ответственности, прекратив ему статус адвоката.
18 ноября 2019 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Х. (распоряжение № 57), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат Х. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.

Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Х., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Адвокат Х. представил объяснительную, в которой указал, о том, что заявитель вводит в заблуждение. Факты, изложенные в обращении, не соответствуют действительности. Ранее заявитель обращался в суд с исковым требованием о расторжении договора и взыскании денежных средств. Решением суда в удовлетворении иска ему было отказано.
Квалификационная комиссия на заседании 4 декабря 2019 года пришла к заключению о наличии в действиях адвоката Х. нарушений, выразившихся в недобросовестном, несвоевременном исполнении профессиональных обязанностей.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
В соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
В соответствии с п.п. 1, 4 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан; честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя, всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; соблюдать Кодекс профессиональной этики и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции.
В соответствии с п. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре.
Согласно п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан: честно, разумно, добросовестно и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим кодексом.
В силу п. 1 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Пункт 2 указанной нормы права гласит «соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами) на оказание юридической помощи».
При рассмотрении дисциплинарного производства необходимо исходить из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возлагается на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые ссылается, как на основание своих требований.
Совокупностью представленных доказательств дает сделать обоснованный вывод о наличии в действиях адвоката Х. нарушений закона об адвокатуре и адвокатской деятельности РФ, несоблюдении кодекса профессиональной этики адвоката.

Соглашение на оказание юридической помощи между заявителем и адвокатом заключено 20 мая 2019 года, что подтверждается соглашением, пояснением заявителям, решением Сургутского городского суда от 30 сентября 2019 года, вступившим в законную силу 8 ноября 2019 года.

В связи с неисполнением адвокатом принятых на себя обязательств, предусмотренных соглашением, соглашение на оказание услуг расторгнуто в судебном порядке, с соблюдением досудебной процедуры урегулирования спора.
Судом установлено, что обязанности адвокатом перед доверителем в рамках заключенного соглашения не исполнены, денежные средства, оплаченные в размере * рублей, подлежат взысканию с Х. в пользу П.
Действительно, ранее заявитель обращался в Сургутский городской суд с исковым заявлением о расторжении договора и взыскании денежных средств. Решением Сургутского городского суда отказано в удовлетворении иска, по причине несоблюдения досудебного порядка урегулирования спора.
Между тем, на момент рассмотрения жалобы П., имеется вступившее в законную силу решение Сургутского городского суда от 30 сентября 2019 года. Ссылка заявителя на ранее принятый судебный акт, которым отказано в удовлетворении иска, не может повлиять на вступившее в законную силу решение суда, которым установлены фактические и значимые обстоятельства дела, без учета, которых принятое Квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты решение не будет являться законным.
Ставить под сомнение либо не доверять представленным доказательствам оснований не имеется.
Иных доказательств, в том числе частичного или полного исполнения, принятого адвокатом Х. поручения от поверенного, не представлено.
Таким образом, Совет Адвокатской палаты как и Квалификационная комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Х. нарушений, предусмотренных п.п.1,4 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п.1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:
Объявить предупреждение адвокату Х. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в недобросовестном, несвоевременном исполнении профессиональных обязанностей.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html