#551

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2019 год (фрагмент № 11)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.24 п.5;
Тема: конфликт интересов;
Дата: 31 дек. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе Т. в отношении адвоката Б.

В жалобе Т. указывает на получение адвокатом Б. денежных средств в размере * рублей без расписок, квитанции, договора об оказание услуг. На основании полученной письменной консультации адвоката Б. гр. Т. обратилась в суд с требованием о расторжении незаконного договора аренды. В ходе судебного разбирательства Б. приняла участие в качестве представителя ответчика и просила суд отказать в удовлетворении исковых требовании Т. Полагает, что указанная ситуация сложилась из-за халатного отношения адвоката Б. к исполнению своих обязанностей, ссылаясь на нездоровую материальную заинтересованность, наличие нарушений требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката. Полагает, что Б. своими действиями порочит честь и достоинство адвоката, умаляет авторитет адвокатуры Ханты-Мансийского автономного округа.
Заявитель просит провести проверку, изложенных фактов, и привлечь адвоката Б. к дисциплинарной ответственности.
Из представленного Т. решения Октябрьского районного суда от 26 сентября 2018 года, следует, что ее интересы-интересы истца в судебном заседании представлял П., действующий на основании доверенности от 14 февраля 2018 года, а интересы ответчика Ч. представляла адвокат Б.
Также представлена письменная консультация адвоката Б. адресованная Т. по вопросу нарушения границ земельного участка.
26 декабря 2018 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Б. (распоряжение № 84), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат Б. надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явилась.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Б., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Адвокатом Б. представлено объяснение. Она указала, что оплата за письменную консультацию не производилась, вопрос в рамках письменной консультации Т. был задан устно по телефону. Письменный ответ был подготовлен и передан по месту жительства Т. в пгт. Андра через сотрудника администрации пгт. Андра. Ч., чьи интересы представляла в суде Б. изначально, была привлечена в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, в последующем, на основании определения Октябрьского районного суда от 18 июня 2018 года в порядке ст. 40 ГПК, Ч. привлечена в качестве соответчика.
Квалификационная комиссия на заседании 20 февраля 2019 года пришла к заключению о наличии в действиях адвоката Б. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в неисполнении выразившееся в неисполнении ст. 25, пп. 2 п. 4 ст. 6 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
Согласно абз. 2 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвокатов, разбирательство в Квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма полагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу пп.7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Согласно п. 4 ст. 23 Кодекса профессиональной этики, разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требовании и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, предмета не допускается.
Факт получения адвокатом Б. денежных средств от Т. не нашел своего подтверждения. Каких-либо доказательств данного факта заявителем не представлено, и, как и не признан данный факт адвокатом Б.
Согласно п. 2 ст. 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» к юридической помощи законодатель относит: консультации и справки по правовым вопросам, как в устной, так и в письменной форме.
В соответствии со ст. 25 указанного закона соглашение об оказание юридической помощи, раскрывает понятие соглашения, регламентирует условия соглашения, порядок его расторжения.
Таким образом, при оказании юридической помощи, в том числе письменной консультации необходимо заключение соглашения на оказание юридической помощи.
Согласно пп. 2 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокат не вправе оказывать юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица.
Статья 11 Кодекса профессиональной этики адвоката гласит о том, что адвокат не вправе быть советником, защитником и или представителем сторон в одном деле, чьи интересы противоречат друг другу, а может лишь способствовать примирению сторон.
Согласно п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицировано, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей, всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией РФ, Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
Достоверно установлено и не оспаривается сторонами, что адвокат Б. оказала юридическую помощь в виде письменной консультации Т. по вопросу нарушения границ земельного участка. В последующем Б. являлась представителем ответчика Ч. по иску Т. Предметом иска являлось нарушение границ того же земельного участка, в рамках консультации по которому адвокат Б. ранее письменно консультировала истца-Т.
В соответствии с учетом вышеуказанных правовых норм адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение, если он оказывал юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица. Адвокату запрещено быть советником, защитником или представителем нескольких сторон в одном деле, чьи интересы противоречат друг другу.
По своей сути конфликт интересов содержит этическую составляющую и возникает в том случае, когда адвокат защищает интересы клиента, противоречащие интересам другого лица, которому юридическая помощь оказывается сейчас или оказывалась ранее.
Адвокат имеет доступ к конфиденциальной информации своего доверителя; соответственно при возникновении конфликта интересов данная информация может навредить интересам его прежнего клиента, что противоречит общим принципам нравственности и морали.
Учитывая вышеизложенные факты, Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Б. нарушений норм ст. 25, п.п. 2 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ст. 11 Кодекса профессиональной этики адвоката.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:
Объявить предупреждение адвокату Б. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении ст. 25, пп. 2 п. 4 ст. 6 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html