#543

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2019 год (фрагмент № 3)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.2; ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; незаключение соглашения на оказание юридической помощи;
Дата: 31 дек. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе Н. в отношении адвоката адвокатского кабинета Ч.

Н. обратился с жалобой в Адвокатскую палату ХМАО. Он указал, что в действиях адвоката Ч. усматриваются нарушения адвокатской деятельности. 10 января 2019 года между заявителем и адвокатом был заключен устный договор на ведение дела. На основании нотариально удостоверенной доверенности от вышеуказанной даты он уполномочил Ч. быть его представителем, со всеми процессуальными правами, предоставленными участникам судопроизводства. Во исполнение принятых обязательств адвокат подготовил исковое заявление в суд, участвовал в судебном заседании суда первой инстанции. Судом вынесено определение об оставлении искового заявления без рассмотрения. Заявитель полагает, что адвокатом избран ненадлежащий способ защиты, адвоката не проверил правильность адреса ответчика.

30 июля 2019 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Ч. (распоряжение № 32), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.

Адвокат Ч. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Ч., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Ч. представил адвокатское производство по делу, в том числе копию соглашения на оказание юридической помощи, не подписное заявителем. Документов о денежных расчетах между адвокатом и доверителем представил.

В объяснительной адвокат указал соглашение доверителем не было подписано, так как у последнего отсутствовали очки, деньги были переведены на его личный счет, поскольку на момент заключения соглашения специального счета в адвокатском кабинете еще не было, по причине начала деятельности адвокатского кабинета (с 1 января 2019 года и новогодних праздников. Оригинал доверенности судом направлен в его адрес ошибочно, он неоднократно звонил Н. с просьбой забрать доверенность.
Квалификационная комиссия на заседании 4 сентября 2019 года пришла к заключению о наличии в действиях адвоката Ч. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.

В соответствии с положениями ст. 7 Федерального закона от 31.05.2002 № 63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции.

Согласно п.1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно и добросовестно, квалифицированно, принципиально своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.
Вопрос возврата денежных средств и возложение на адвоката обязанностей по возврату денежных средств не входят в компетенцию органов Адвокатской палата и должны решаться непосредственно доверителем с адвокатом либо в судебном заседании.
Доводы жалобы Н. в ходе проверки нашли частичное подтверждение.
Прежде всего, результат по гражданскому делу в форме решения суда не является показателем ненадлежащего исполнения обязанностей адвокатом, как и не указывает на нарушение адвокатской деятельности.
Из представленных сторонами и всесторонне исследованных доказательств, следует, что 10 января 2019года заявителем выдана на имя адвоката нотариальная доверенность с правом выступать в роли защитника и вести от его имени любые гражданские дела. Сторонами не оспаривается факт подготовки искового заявления адвокатом от имени Н. к ответчику - Ч. Предметом иска является взыскание арендных платежей. Участие адвоката в судебном заседании подтверждается судебным актом и протоколом судебного заседания.

Ленинским районным судом г. Томска 5 февраля 2019 года по результатам рассмотрения иска вынесено решение в форме определения об оставлении искового заявления Н. к Ч. о взыскании задолженности по договору найма жилого помещения без рассмотрения. При вынесении решения суд руководствовался ст. 222 ГПК РФ, в соответствии с которой суд оставляет заявление без рассмотрения, поскольку истцом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора. Спорные правоотношения между сторонами (истцом и ответчиком) вытекают из договора коммерческого найма жилого помещения № 010415 от 1 апреля 2015 года. Согласно п. 8.3 договора найма досудебное урегулирование спора, возникающее при исполнении настоящего договора обязательно. Между тем не предоставлено доказательств, что в обязанности адвоката Ч. входило досудебное урегулирование спора и установление места жительства ответчика Чу. Более того, досудебным урегулированием спора самостоятельно, до момента обращения за юридической помощью к адвокату Ч. занимался Н. Данный факт достоверно установлен и подтверждается, в том числе и абз. 1 досудебной претензии адресованной адвокату, подписанной собственноручно Н., и его устными пояснениями, данными на заседании Квалификационной комиссии.

Таким образом, заявитель в рамках урегулирования досудебного спора подготовил самостоятельно и направил в адрес должника - Чу. претензию по адресу: г. Томск ул. .
Однако Ленинским районным судом г. Томска установлено, что ответчик по указанному адресу не проживает, а его фактическим адресом уже более 20 лет является г. Томск ул. *. Поскольку досудебное требование было направлено по адресу, неявляющимся фактическим адресом Чу., следовательно, досудебный порядок урегулирования спора не соблюден. Данное обстоятельство явилось основанием для оставления искового заявления без рассмотрения.
Нельзя согласиться с доводами заявителя в части избрания адвокатом ненадлежащего способа защиты. Предметом иска выступает взыскание с ответчика суммы арендных платежей, пени, т.е. заявлены материально-правовые требования взыскания денежных средств (долга, задолженности). Именно такое требование обеспечивает восстановление прав истца на получение денежных средств по договору найма.
Между тем, довод Н. в части оказания ему юридической помощи адвокатом в отсутствие заключенного соглашения, нашел свое подтверждение. Адвокатом Ч. представлено соглашение на оказание юридических услуг, подписанное в одностороннем порядке (лишь адвокатом), и соответственно не является заключенным. Не подписание соглашения по мотиву отсутствия очков у Н. не нашло своего подтверждения, исходя из пояснений Н. на заседание Квалификационной комиссии.
Таким образом, Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия приходит к мнению о нарушении адвокатом Ч. ч. 1 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить замечание адвокату Ч. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении п.1, 2 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html