#542

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2019 год (фрагмент № 2)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.4;
Статья КПЭА: КПЭА ст.5; КПЭА ст.9 п.3; КПЭА ст.16 п.6; КПЭА ст.24 п.5;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; незаключение соглашения на оказание юридической помощи;
Дата: 31 дек. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по представлению вице-президента в отношении адвоката Я.

В адрес Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа поступило представление вице-президента, в котором содержатся информация о нарушении Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвоката адвокатом Я. Нарушения выразились в ненадлежащем оформлении договоров на оказание юридических услуг, в нарушение требований п. 4 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Также нарушен порядок приема денежного вознаграждения, полученного от доверителя. В договорах от 15 июля 2018года на оказание юридических услуг Я. не указал себя, как адвоката, а также не указал свою принадлежность к адвокатской палате, получение гонорара оформил двумя расписками, что является недопустимым. Просит возбудить дисциплинарное производство в отношении адвоката Я. и привлечь его к дисциплинарной ответственности.

29 апреля 2019 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Я. (распоряжение № 22), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.

Адвокат Я. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился, объяснения не представил.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Я., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Квалификационная комиссия на заседании 22 мая 2019 года пришла к заключению о наличии в действиях адвоката Я. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в неисполнении п. 4 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства необходимо исходить из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возлагается на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается, как на основание своих требований.

В соответствии с пп. 1, 4 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан: честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; соблюдать Кодекс профессиональной этики и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции.
В соответствии с п. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре.
Согласно п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан: честно, разумно, добросовестно и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим кодексом.
В силу п. 4 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» существенными условиями соглашения на оказание юридической помощи являются: указание на адвоката (адвокатов), принявшего поручение в качестве поверенного, а также на его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате.

Согласно разъяснениям Министерства финансов РФ от 29 декабря 2006 года № 03-01-15/12-384, Совета Федеральной палаты адвокатов по вопросу использования адвокатскими образованиями квитанций для оформления наличных расчетов по оплате услуг адвокатов, с учетом п. 6 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката, для надлежащего оформления приема наличных денежных средств в счет оплаты услуг адвокатов в кассу адвокатского образования необходимо и достаточно заполнить приходно-кассовый ордер.

Доводы, изложенные в представлении вице-президента, подтверждаются неоспоримыми, письменными, документами, подписанными собственноручно адвокатом Я.
Два договора на оказание юридических услуг от 15 июля 2018 года, заключенных между адвокатом Я. и клиентом С., не содержат существенных условии. Я. не указал в них на себя как на адвоката, также не указал свою принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате. Фактически оказал юридические услуги вне рамок адвокатской деятельности. (п.3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Кроме того, полученное от С. вознаграждение, оформил расписками, а не приходно-кассовыми ордерами, как того требует законодательство, непосредственно подлежащее исполнению адвокатом при осуществлении адвокатской деятельности.
Исследованными письменными документами достоверно и бесспорно установлено наличие в действиях адвоката Я. нарушений требовании законодательства, регламентирующего осуществление адвокатской деятельности в РФ.

Таким образом, Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Я. нарушений п. 4 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 3 ст. 9, п. 6 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката.

На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить замечание адвокату Я. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении п. 4 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п.3. ст.9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html