#54

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 22 февраля 2017 года № 09/02-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: небрежное представление интересов; адвокат дал объяснения;
Дата: 22 февр. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Ильичёва П.А., Тюмина А.С., Бабенко А.Г., Рыбакова С.А., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
− с участием адвоката Н.С.А.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 22.11.2016 г. по жалобе доверителя С.Т.А. в отношении адвоката Н.С.А.,

У С Т А Н О В И Л А:

В распоряжении Президента АПМО от 22.11.2016 г. в отношении адвоката Н.С.А. указывается, что адвокат, заключив с заявителем соглашение, не выдала ей экземпляр соглашения, ограничившись копией, не оформила надлежащим образом внесение доверителем гонорара, с 2014 г. по настоящее время соглашение адвокатом не исполнено, никаких действий по нему не предпринималось.
В частности, в жалобе указывается, что соглашение было заключено 21.07.2014 г., до настоящего времени соглашение не расторгнуто. Вознаграждение в размере 100 000 рублей было передано адвокату, которая забрала деньги и пропала.
Заявителем не приложено каких-либо документов к жалобе.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых она не согласилась с доводами жалобы, пояснив, что они не соответствуют действительности. Заявитель не оплачивала вознаграждение и не подала в суд иск, который был составлен адвокатом, а впоследствии стала звонить адвокату и шантажировать жалобой в случае если та не заплатит ей денег. Адвокат считает, что заявителя «научил» составить жалобу заместитель председателя коллегии Гильдия московских адвокатов, с которым у неё сложились неприязненные отношения.
В заседании комиссии адвокат поддержала доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснила, что С.Т.А. вознаграждение не выплачивала, доверенность ей не выдавала, поэтому иск ей был отправлен по электронной почте.
Заявитель С.Т.А. извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явилась, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
21.07.2014 г. между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства было заключено соглашение об оказании юридической помощи. Адвокат и заявитель не отрицают, что данное соглашение не исполнялось. Однако, адвокат утверждает, что причиной неисполнения соглашения явилось отсутствие оплаты вознаграждения (100 000 рублей), тогда как заявитель указывает, что выплатила адвокату вознаграждение в полном объёме.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
19.01.2017 г. при рассмотрении дисциплинарного производства заявителем была представлена на обозрение комиссии квитанция к приходно-кассовому ордеру с печатью КА «Г.М.а.», подтверждающая внесение адвокату 100 000 рублей в качестве вознаграждения. Для проверки указанной информации комиссией был направлен запрос в указанное адвокатское образование. Согласно полученного из КА «Г.М. а.» ответа (исх. № 05/И-17 от 16.02.2017 г.), никаких денежных средств в декабре 2014 г. от заявителя в кассу адвокатского образования не поступало.
Кроме того, 19.01.2017 г. в заседании комиссии заявитель утверждала, что направила запрос в Сбербанк для подтверждения того, что деньги она перечисляла адвокату на банковскую карту, в связи с чем просила рассмотрение жалобы отложить. Однако, в дальнейшем, ни копия запроса, ни ответ на него комиссии не представлены.
Таким образом, комиссии не представлено доказательств выплаты адвокату вознаграждения в размере 100 000 рублей. В свою очередь, согласно п. 1.3 соглашения об оказании юридической помощи от 21.07.2014 г., оно вступает в силу с момента оплаты доверителем вознаграждения. Поскольку заявитель вознаграждение адвокату не выплачивала, у Н.С.А. отсутствовали правовые основания для исполнения поручения С.Т.А.
Комиссия также отмечает значительные расхождения в объяснениях заявителя по вопросу выплаты вознаграждения. Соглашение от 21.07.2014 г. предусматривало определённый график выплаты вознаграждения. Однако, 19.01.2017 г. на обозрение комиссии заявителем была представлена вышеуказанная квитанция к приходному кассовому ордеру, копию которой С.Т.А. комиссии представлять отказалась, сообщив при этом, что переводила денежные средства на банковскую карту адвоката.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Н.С.А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем С.Т.А.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive