#532

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2 полугодие 2019 года (фрагмент № 17)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.6 п.4 подп.5;
Статья КПЭА: КПЭА ст.6; КПЭА ст.9 п.1 подп.7;
Тема: адвокатская тайна;
Дата: 31 дек. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Б. до февраля 2019 года являлся генеральным директором и членом совета директоров компании. Во время вступления Б. в должность адвокат К. уже осуществлял представительство организации, а в последующем получил от Б. как от генерального директора новые доверенности на представительство юридического лица.

К жалобе Б. приложил аудиозапись допроса адвоката К. в качестве свидетеля в Арбитражном суде. На записи зафиксировано, как при установлении судом личности свидетеля последний представился адвокатом К., сообщившил, что с января 2018 года по настоящее время он является представителем компании и что доверенность на представительство ему выдана генеральным директором Б.

На вопрос представителя ответчика, до какого времени у адвоката К. с Б. были нормальные, деловые отношения в рамках деятельности организации, К. ответил, что в середине января 2019 года он узнал, что Б. украл у возглавляемой компании акции другой организации. До этого времени отношения были нормальными.

Таким образом, адвокат К. явился в судебное заседание и дал показания в отношении своего доверителя – юридического лица и его бывшего генерального директора Б. по обстоятельствам, которые стали ему известны на момент осуществления Б. функций генерального директора, сообщив в судебном заседании о том, что Б. совершил преступление.

Адвокат К. был уверен, что нарушений при даче свидетельских показаний им допущено не было. Он указал, что как адвокат никогда не оказывал юридическую помощь лично гражданину Б., а представлял интересы юридического лица, в котором Б. был руководителем. Представительство осуществлял на основании доверенности от компании, ордера адвоката не использовал. Адвокат также сообщил, что от юридического лица получил разрешение на разглашение сообщенных им сведений.

Было признано, что, дав показания в качестве свидетеля в Арбитражном суде, не имея соответствующих доказательств и ссылаясь на сведения, отсутствующие в открытом доступе, без согласия доверителя сделал заявление, умаляющее честь и достоинство Б., сообщив суду, что Б., являясь генеральным директором компании, «украл» («похитил, умыкнул») акции, адвокат К. нарушил требования подп.5 п.4 ст.6, п.2 ст.8 Закона об адвокатуре и п.6 ст.6, подп.4 и 7 п.1 ст.9 КПЭА, в соответствии с которыми адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, разглашать без согласия доверителя сведения, сообщенные им адвокату в связи с оказанием ему юридической помощи, и использовать их в своих интересах или в интересах третьих лиц; допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения.

Адвокату К. объявлено замечание.

http://www.apspb.ru/news.php?news=17032020_080