#527

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2 полугодие 2019 года (фрагмент № 14)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА:
Тема: по жалобам адвокатов;
Дата: 31 дек. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Адвокат К. обратился в палату с жалобой в адрес своего коллеги – адвоката О., представлявшего в процессе другую сторону. Он в суде допустил критику юридической позиции процессуального противника, содержащую негативные оценочные суждения о личных и профессиональных качествах адвоката К., а также публично связал их с выводом о необоснованности размера выплаченного коллеге вознаграждения.

Дело было в следующем: адвокат К., исполняя соглашение об оказании юридической помощи, обратился в суд с исковым заявлением. Интересы ответчика представлял адвокат О., который в прениях в присутствии доверителя адвоката К. отрицательно высказался по поводу качества составленных адвокатом К. искового заявления и последующих правовых документов по делу и оказанных им юридических услуг.

Адвокат О. указал, что как представитель ответчика он в прениях сторон привел доводы к снижению судебных расходов истцовой стороны на оплату услуг представителя, то есть адвоката К., имея ввиду, что в соответствии со ст.100 ГПК РФ, расходы на представителя стороны, в пользу которой состоялось решение, удовлетворяются судом в разумных пределах, адвокат О. подверг сомнению разумность запрошенной истцом суммы (55000 рублей). Он указал, что текст искового заявления, составленный адвокатом К., не содержал никакого обоснования правовой позиции по делу и ссылок на действующее законодательство, а содержал множественные грамматические и лексические ошибки. Кроме того, истцом была уплачена госпошлина, от которой истец по закону освобождена; неграмотно и некорректно были сформулированы вопросы при назначении судом судебно-медицинской экспертизы, в том числе, не относящиеся к предмету спора и компетенции экспертов.

Комиссия и Совет пришли к выводу, что адвокат О. нарушил, во-первых, п.2 ст.15 КПЭА, когда в своем выступлении в прениях высказал мнение об уменьшении размера возмещения истцу расходов, связанных с оказанием ему юридической помощи адвокатом К., при этом дал негативную оценку квалификации и качеству юридической помощи, которую оказал истцу адвокат К., во-вторых, п.3 ст.4 КПЭА тем, что в судебном заседании и в присутствии доверителя адвоката К. допустил критику юридической позиции процессуального противника, которая содержала негативные оценочные суждения о личных и профессиональных качествах коллеги, что может быть расценено, как умаление чести, достоинства и деловой репутации, а также публично связал их с выводом о необоснованности размера выплаченного коллеге вознаграждения.

Адвокату О. объявлено замечание.

http://www.apspb.ru/news.php?news=17032020_080