#526

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2 полугодие 2019 года (фрагмент № 13)

Регион: Санкт-Петербург
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.11 п.1;
Тема: конфликт интересов; взаимодействие с судом;
Дата: 31 дек. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Летом 2019 года в АП Санкт-Петербурга поступило обращение Заместителя председателя Санкт-Петербургского городского суда с приложенным частным определением Судебной коллегии Санкт-Петербургского городского суда от 08.07.2019 в отношении адвоката Б.

Адвокат Б. защищал Е., приговор которому был отменен, и дело было возвращено прокурору в связи с нарушением права обвиняемого на защиту.

В соответствии с требованиями п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ защитник не имеет права участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого или обвиняемого.

Доказательствами вины Е. явились показания подозреваемого и впоследствии обвиняемого А., защиту которого на предварительном следствии осуществлял тот же адвокат Б. Из этого следует, что между интересами Е. и А. имелись существенные противоречия, которые были очевидными для адвоката Б. в момент принятия решения о защите Е. Поэтому адвокат Б. был не вправе его защищать.

Невыполнение этих требований закона повлекло нарушение права Е. на защиту в стадии предварительного расследования. На основании определения Судебной коллегии адвокат Б. был отстранен от дальнейшего участия в уголовном деле.

Адвокат Б. признал допущенную им процессуальную ошибку, однако посчитал свои действия неумышленными. Он сообщил, что при ознакомлении с материалами дела обратил внимание на показания свидетеля А., посмотрев на существенные, по мнению адвоката, для выбранной линии защиты пункты. На вводную часть приговора Б. внимание не обратил, в деле по обвинению Е. ордера на защиту А. не было, иначе адвокат заявил бы себе самоотвод. А. в суде первой инстанции давал показания, не противоречащие позиции Е., а самого А. адвокат Б. не узнал, поскольку после окончания общения с ним прошло немало времени – более года.

Ни следствие, ни суд также не обратили внимания на то, что адвокат Б. защищал А., и допустили его к делу, включая и апелляционную инстанцию. После вступления адвоката Б. в дело на стадии предварительного следствия Е. отказался от данных ранее с другим защитником признательных показаний. В результате один из эпизодов по обвинению Е. был переквалифицирован с улучшением позиции Е., по другому эпизоду – защита ходатайствовала о возвращении дела прокурору.

Адвокат Б. сообщил, что подзащитный доволен работой адвоката, отстранять адвоката от защиты не просил.

За нарушение п.1 ст.11 КПЭА адвокату Б. объявлено замечание.

http://www.apspb.ru/news.php?news=17032020_080