#508

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 28 марта 2017 года № 08/03-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отзыву жалобы, представления, обращения, примирению;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.19 п.7; КПЭА ст.23 п.3; КПЭА ст.23 п.7;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; адвокат дал объяснения; финансовые нарушения;
Дата: 28 мар. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

07.02.2017 г. в АПМО поступила жалоба А.Т.А. в отношении адвоката И.Ю.И., в которой сообщается, что по соглашению об оказании юридической помощи (договору б/н от 25.10.2016 г.) адвокат должна была представлять интересы заявителя в качестве потерпевшей по уголовному делу. Адвокатом был получен аванс в размере 15 000 рублей, без предоставления доверителю соответствующих финансовых документов. Адвокат к исполнению поручения не преступила: не отвечала на телефонные звонки, не являлась с заявителем на допросы в органы дознания и следствия. Доверитель по телефону потребовала возвратить ей денежные средства, но адвокат это требование проигнорировала.

К жалобе заявителем приложена копия договора б/н от 25.10.2016 г. на представление интересов А.Т.А. в качестве потерпевшей по уголовному делу (вознаграждение определено сторонами в размере 30 000 рублей, п. 3.2 – соглашение вступает в силу с момента уплаты доверителем вознаграждения).
В письменных объяснениях адвокат не согласилась с доводами жалобы, пояснив, что действительно 25.10.2016 г. между ней и заявителем было заключено соглашение на представление интересов последней в качестве потерпевшей по уголовному делу. Адвокат получила «на руки» 15 000 рублей. В тот же день адвокат отдала дознавателю ордер, вместе с заявителем с постановлением о возбуждении уголовного дела. 12.10.2016 г. адвокат заявила письменное ходатайство о допросе свидетелей, а так же письменно уведомила дознавателя о том, что в ближайшее время будет находиться в Республике Татарстан в связи с осуществлением защиты по ранее назначенному уголовному делу. 03.11.2016 г. адвокат попала в больницу г. Л. в связи с полученной черепно-мозговой травмой. В тот же день ей позвонил дознаватель и сообщил, что намерен допросить заявителя. Адвокат сообщила, что по состоянию здоровья не может участвовать в следственных действиях, а так же уведомила об этом заявителя и пообещала, что после выписки встретится с ней для разрешения возникших вопросов. 08.12.2016 г. адвокат была выписана из больницы, созвонилась с заявителем и обещала с ней встретиться, когда восстановится полностью. Уведомления о расторжении соглашения адвокат не получала, а когда узнала, что в отношении неё подана жалоба, встретилась с заявителем, показала документы, подтверждающие нахождение в больнице. Заявитель подписала расписку и заявление в АПМО, пообещав, что от жалобы откажется, однако до настоящего времени этого не сделала.
К письменным объяснениям адвоката приложены копии следующих документов:

  • квитанции на сумму 15 000 рублей (подпись заявителя отсутствует);
  • корешка ордера адвоката от 25.10.2016 г., уведомления о нахождении в командировке, ж/д билетов;
  • листка нетрудоспособности адвоката;
  • постановления о возбуждении уголовного дела и приятии его к производству от 12.10.2016 г.;
  • расписки заявителя от 12.02.2017 г., в которой она сообщает, что вознаграждение ей возвращено в полном объёме, претензий к адвокату не имеет, от жалобы она отказывается и заявления аналогичного содержания.

В заседании комиссии адвокат поддержала доводы, изложенные в письменных объяснениях.

Заявитель А.Т.А. извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явилась, в связи с чём членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокатом представлены заявление А.Т.А. от 12.02.2017 г. в котором она сообщает, что вознаграждение ей возвращено в полном объёме, претензий к адвокату не имеет, от жалобы она отказывается. Также в распоряжении комиссии имеется расписка заявителя от 12.02.2017 г. аналогичного содержания.
Квалификационная комиссия считает, что, согласно п. 3 ст. 20, п. 7 ст. 23 КПЭА, каждый участник дисциплинарного производства вправе предложить в устной или письменной форме способ разрешения дисциплинарного дела. Адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, имеет право принимать меры по примирению с лицом, подавшим жалобу.
В силу п. 7 ст. 19 КПЭА, отзыв жалобы либо примирение адвоката с заявителем, выраженные в письменной форме, возможны до принятия решения Советом и могут повлечь прекращение дисциплинарного производства.
По настоящему дисциплинарному производству указанные требования соблюдены – заявителем А.Т.А. подано письменное заявление об отказе от жалобы в отношении адвоката И.Ю.И. Комиссия считает, что формулировка "отказ от жалобы" в рассматриваемой ситуации тождественная отзыву жалобы.
На основании изложенного, проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области единогласно дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката И.Ю.И. вследствие отзыва доверителем А.Т.А. жалобы.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive