#505

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 28 марта 2017 года № 24/03-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.2 п.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.18 п.5;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 28 мар. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

26.01.2017 г. в АПМО поступила коллективная жалоба жителей поселка «Сад» Раменского р-на Московской области Б.А.В. и др. в отношении адвоката С.О.А., в которой заявители сообщают, что адвокат С.О.А. представлял интересы группы жителей поселка «Сад» по гражданским делам в Раменском городском суде Московской области. Каждый из заявителей оплатил услуги адвоката в размере 20 000 руб.
По утверждению заявителей, адвокат С.О.А. ненадлежащим образом исполнял свои профессиональные обязанности, а именно: не выдал доверителям экземпляры соглашения об оказании юридической помощи и финансовые документы о получении денежных средств, сформулировал первоначальные и уточненные исковые требования по искам о неосновательном обогащении без согласования с доверителями, не возвратил им некоторые из оригиналов документов, пропускал без уважительной причины судебные заседания.
В жалобе заявители ставят вопрос о возбуждении в отношении адвоката дисциплинарного производства и обязании адвоката вернуть Б.А.В. 20 000 руб., Т.О.В. 20 000 руб., З.Ю.Н. 20 000 руб., К.С.В. 20 000 руб., Б.Г.В. 30 000 руб.
К жалобе заявителями приложены копии следующих документов:

  • проект соглашения от 26.06.2015 г., не подписанный сторонами;
  • копии доверенностей;
  • обращение губернатору МО от 09.12.2015 г.
  • договоры денежного займа от 25.01.2008 г. между Т.О.В., Л.В.Л. и НП «Административно-хозяйственное управление дачного поселка «Сад»;
  • платежные поручения, заявление о переводе денежных средств к указанным договорам займа.

В письменных объяснениях адвокат не согласился с доводами жалобы, пояснив, что ранее по жалобе в АПМО З.Ю.Н. подробно описывал обстоятельства работы по гражданским делам в интересах жителей поселка «Сад». Адвокат считает, что исковые требования были неоднократно согласованы с доверителями, он лично принимал участие в судебных заседаниях Раменского городского суда по указанным гражданским делам совместно с доверителями, все оригиналы документов были им возвращены. Кроме того, адвокат указывает, что им был бесплатно проделан значительный объем дополнительной работы, не указанной непосредственно в соглашении (жалобы в полицию, администрацию г. Раменское и т.д.)
К письменным объяснениям адвоката документы не приложены.
В заседании комиссии заявители поддержали доводы жалобы и дополнительно пояснили следующее:

  • К.С.В. – представил оригинал подписанного соглашения с адвокатом от 26.06.2015 г., пояснил, что финансовые документы на оплату денежных средств адвокату оформлены не были, решение суда по его гражданскому делу состоялось 18.02.2016 г. (в удовлетворении иска доверителя отказано);
  • Б.Г.В. – представила копию платежного поручения об оплате 30 000 руб. адвокату, на вопросы комиссии пояснила, что соглашение ей выдано не было, решение Раменского городского суда по ее гражданскому делу было вынесено 21.11.2015 г. (иск доверителя удовлетворен частично);
  • Е.Е.А. – представила квитанцию об оплате адвокату 10 000 руб., на вопросы комиссии пояснила, что соглашение ей выдано не было, решение Раменского городского суда по ее гражданскому делу было вынесено в ее пользу 07.10.2015 г. (иск доверителя удовлетворен);
  • представитель О.Т.В. – пояснил, что финансовые документы на оплату денежных средств адвокату оформлены не были, соглашение не выдавалось, решение суда по гражданскому делу доверителя состоялось 21.12.2015 г. (в удовлетворении иска доверителя отказано);
  • Т.О.В. – пояснила, что финансовые документы на оплату денежных средств адвокату оформлены не были, соглашение не выдавалось, решение суда по ее гражданскому делу состоялось 09.02.2016 г. (иск удовлетворен частично);
  • З.Ю.Н. - пояснил, что финансовые документы на оплату денежных средств адвокату оформлены не были, соглашение не выдавалось, решение суда по его гражданскому делу состоялось 18.02.2016 г. (в удовлетворении иска доверителя отказано), дополнительно пояснил, что жалоба на адвоката С.О.В., которая была рассмотрена комиссией в феврале, была подана не им, а другим лицом.

Адвокат С.О.А., заявители Б.А.В., Т.Т.В., Г.Н.С., А.Н.Т. извещены надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явились, в связи с чем членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в их отсутствие.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных пояснений адвоката, заслушав заявителей и изучив представленные документы, комиссия считает необходимым рассмотреть доводы жалобы в отношении каждого заявителя ввиду того, что адвокат С.О.В. оказывал юридическую помощь каждому из них и такая помощь носила индивидуальный характер.

  1. В отношении Б.Г.В.

Адвокат С.О.В. представлял интересы Б. Г.В. по гражданскому делу в Раменском городском суде Московской области. Решение Раменского городского суда по указанному гражданскому делу согласно картотеке дел на сайте суда было вынесено 21.11.2015 г., иск доверителя удовлетворен частично.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат в письменных пояснениях не отрицает факта оказания юридической помощи Б.Г.В., однако соглашение об оказании юридической помощи им не представлено.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителей требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя.
При отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи с заявителями, комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителей.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не доказал наличие письменного соглашения на оказание юридической помощи заявителю Б.Г.В.
Также комиссия неоднократно ранее отмечала, что самостоятельным дисциплинарным нарушением адвоката является получение денежных средств от доверителя за оказание юридической помощи в отсутствие заключенного соглашения об оказании юридической помощи. В рассматриваемом деле заявителем Б.Г.В. представлены доказательства оплаты адвокату денежных средств в размере 30 000 руб., при этом адвокатом не доказано наличие письменного соглашения с доверителем.
При рассмотрении вопроса об истечении срока привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, комиссия отмечает следующее. Согласно п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).

Поэтому доводы жалобы о неявке адвоката в судебные заседания и ненадлежащее исполнение им обязанностей при представлении им интересов Б.Г.В. в Раменском городском суде не подлежат рассмотрению по существу в виду истечения срока применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности.

Относительно требований жалобы об обязании адвоката вернуть доверителю Б.Г.В. уплаченные денежные средства в размере 30 000 руб. необходимо пояснить, что согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
На основании изложенного требование заявителя о возврате адвокатом уплаченных денежных средств не подлежит рассмотрению комиссией.
Таким образом, по рассматриваемому дисциплинарному производству комиссией установлено оказание адвокатом юридической помощи доверителю Б.Г.В. и получение адвокатом денежных средств от доверителя без заключения письменного соглашения, что квалифицируется комиссией как дисциплинарные нарушения адвоката.

  1. В отношении К.С.В.

Адвокат С.О.В. представлял интересы К.С.В. по гражданскому делу в Раменском городском суде Московской области. Решение Раменского городского суда по указанному гражданскому делу согласно картотеке дел на сайте суда было вынесено 18.02.2016 г., в удовлетворении иска доверителя отказано.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат в письменных пояснениях не отрицает факта оказания юридической помощи К.С.В., однако соглашение об оказании юридической помощи им не представлено. Вместе с тем, наличие соглашения от 26.06.2015 г. подтверждено самим доверителем, который представил его для обозрения в заседании комиссии.
Также заявителем К.С.В. не представлено доказательств передачи адвокату каких-либо денежных средств в качестве вознаграждения.
При рассмотрении вопроса об истечении срока привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, комиссия отмечает следующее. Согласно п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).

Поэтому доводы жалобы о неявке адвоката в судебные заседания и ненадлежащее исполнение им обязанностей при представлении им интересов К.С.В. в Раменском городском суде не подлежат рассмотрению по существу в виду истечения срока применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности.

Относительно требований жалобы об обязании адвоката вернуть доверителю К.С.В. уплаченные денежные средства в размере 20 000 руб. необходимо пояснить, что согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
На основании изложенного требования заявителя о возврате адвокатом уплаченных денежных средств не подлежат рассмотрению комиссией.
Таким образом, доводы жалобы в отношении доверителя К.С.В. не подтверждаются материалами рассматриваемого дисциплинарного производства.

  1. В отношении Е.Е.А.

Адвокат С.О.В. представлял интересы Е.Е.А. по гражданскому делу в Раменском городском суде Московской области. Решение Раменского городского суда по указанному гражданскому делу согласно картотеке дел на сайте суда было вынесено 07.10.2015 г., иск доверителя удовлетворен.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат в письменных пояснениях не отрицает факта оказания юридической помощи Е.Е.А., однако соглашение об оказании юридической помощи им не представлено.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителей требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя.
При отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи с заявителями, комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителей.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не доказал наличие письменного соглашения на оказание юридической помощи заявителю Е.И.А.
Также комиссия неоднократно ранее отмечала, что самостоятельным дисциплинарным нарушением адвоката является получение денежных средств от доверителя за оказание юридической помощи в отсутствие заключенного соглашения об оказании юридической помощи. В рассматриваемом деле заявителем Е.И.А. представлены доказательства оплаты адвокату денежных средств в размере 10 000 руб., при этом адвокатом не доказано наличие письменного соглашения с доверителем.
При рассмотрении вопроса об истечении срока привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, комиссия отмечает следующее. Согласно п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).

Поэтому доводы жалобы о неявке адвоката в судебные заседания и ненадлежащее исполнение им обязанностей при представлении им интересов Е.И.А. в Раменском городском суде не подлежат рассмотрению по существу в виду истечения срока применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности.

Таким образом, по рассматриваемому дисциплинарному производству комиссией установлено оказание адвокатом юридической помощи доверителю Е.И.А. и получение адвокатом денежных средств от доверителя без заключения письменного соглашения, что квалифицируется комиссией как дисциплинарные нарушения адвоката.

  1. В отношении О.Т.В.

Адвокат С.О.В. представлял интересы О.Т.В. по гражданскому делу в Раменском городском суде Московской области. Решение Раменского городского суда по указанному гражданскому делу согласно картотеке дел на сайте суда было вынесено 21.12.2015 г., в удовлетворении иска доверителя отказано.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат в письменных пояснениях не отрицает факта оказания юридической помощи О.Т.В., однако соглашение об оказании юридической помощи им не представлено.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителей требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя.
При отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи с заявителями, комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителей.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не доказал наличие письменного соглашения на оказание юридической помощи заявителю О.Т.В.
При рассмотрении вопроса об истечении срока привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, комиссия отмечает следующее. Согласно п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).

Поэтому доводы жалобы о неявке адвоката в судебные заседания и ненадлежащее исполнение им обязанностей при представлении им интересов О.Т.В. в Раменском городском суде не подлежат рассмотрению по существу в виду истечения срока применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности.

Также заявителем О.Т.В. не представлено доказательств передачи адвокату каких-либо денежных средств в качестве вознаграждения.
Таким образом, по рассматриваемому дисциплинарному производству комиссией установлено оказание адвокатом юридической помощи доверителю О.Т.В. без заключения письменного соглашения.

  1. В отношении Т. О.В.

Адвокат С.О.В. представлял интересы Т.О.В. по гражданскому делу в Раменском городском суде Московской области. Решение Раменского городского суда по указанному гражданскому делу согласно картотеке дел на сайте суда было вынесено 09.02.2016 г., иск доверителя удовлетворен частично.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат в письменных пояснениях не отрицает факта оказания юридической помощи Т.О.В., однако соглашение об оказании юридической помощи им не представлено.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителей требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя.
При отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи с заявителями, комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителей.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не доказал наличие письменного соглашения на оказание юридической помощи заявителю Т.О.В.
При рассмотрении вопроса об истечении срока привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, комиссия отмечает следующее. Согласно п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).

Поэтому доводы жалобы о неявке адвоката в судебные заседания и ненадлежащее исполнение им обязанностей при представлении им интересов Т.О.В. в Раменском городском суде не подлежат рассмотрению по существу в виду истечения срока применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности.

Также заявителем Т.О.В. не представлено доказательств передачи адвокату каких-либо денежных средств в качестве вознаграждения.
Относительно требований жалобы об обязании адвоката вернуть доверителю Т.О.В. уплаченные денежные средства в размере 20 000 руб. необходимо пояснить, что согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
На основании изложенного требования заявителя о возврате адвокатом уплаченных денежных средств не подлежат рассмотрению комиссией.
Таким образом, по рассматриваемому дисциплинарному производству комиссией установлено оказание адвокатом юридической помощи доверителю Т.О.В. без заключения письменного соглашения.

  1. В отношении З.Ю.Н.

Адвокат С.О.В. представлял интересы З.Ю.Н. по гражданскому делу в Раменском городском суде Московской области. Решение Раменского городского суда по указанному гражданскому делу согласно картотеке дел на сайте суда было вынесено 18.02.2016 г., в удовлетворении иска доверителя отказано.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат в письменных пояснениях не отрицает факта оказания юридической помощи З.Ю.Н., однако соглашение об оказании юридической помощи им не представлено.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителей требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя.
При отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи с заявителями, комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителей.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не доказал наличие письменного соглашения на оказание юридической помощи заявителю З.Ю.Н.
При рассмотрении вопроса об истечении срока привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, комиссия отмечает следующее. Согласно п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).

Поэтому доводы жалобы о неявке адвоката в судебные заседания и ненадлежащее исполнение им обязанностей при представлении им интересов З.Ю.Н. в Раменском городском суде не подлежат рассмотрению по существу в виду истечения срока применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности.

Также заявителем З.Ю.В. не представлено доказательств передачи адвокату каких-либо денежных средств в качестве вознаграждения.
Относительно требований жалобы об обязании адвоката вернуть доверителю З.Ю.В. уплаченные денежные средства в размере 20 000 руб. необходимо пояснить, что согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
На основании изложенного требования заявителя о возврате адвокатом уплаченных денежных средств не подлежат рассмотрению комиссией.
Таким образом, по рассматриваемому дисциплинарному производству комиссией установлено оказание адвокатом юридической помощи доверителю З.Ю.В. без заключения письменного соглашения.

  1. В отношении Б.А.В.

Адвокат С.О.В. представлял интересы Б.А.В. по гражданскому делу в Раменском городском суде Московской области. Решение Раменского городского суда по указанному гражданскому делу согласно картотеке дел на сайте суда было вынесено 18.02.2016 г., в удовлетворении иска отказано.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат в письменных пояснениях не отрицает факта оказания юридической помощи Б.А.В., однако соглашение об оказании юридической помощи им не представлено.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителей требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя.
При отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи с заявителями, комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителей.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не доказал наличие письменного соглашения на оказание юридической помощи заявителю Б.А.В.
При рассмотрении вопроса об истечении срока привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, комиссия отмечает следующее. Согласно п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).

Поэтому доводы жалобы о неявке адвоката в судебные заседания и ненадлежащее исполнение им обязанностей при представлении им интересов Б.А.В. в Раменском городском суде не подлежат рассмотрению по существу в виду истечения срока применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности.

Также заявителем Б.А.В. не представлено доказательств передачи адвокату каких-либо денежных средств в качестве вознаграждения.
Относительно требований жалобы об обязании адвоката вернуть доверителю Б.А.В. уплаченные денежные средства в размере 20 000 руб. необходимо пояснить, что согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
На основании изложенного требования заявителя о возврате адвокатом уплаченных денежных средств не подлежат рассмотрению комиссией.
Таким образом, по рассматриваемому дисциплинарному производству комиссией установлено оказание адвокатом юридической помощи доверителю Б.О.В. без заключения письменного соглашения.

  1. В отношении Т. Т.В.

Адвокат С.О.В. представлял интересы Т.Т.В. по гражданскому делу в Раменском городском суде Московской области. Решение Раменского городского суда по указанному гражданскому делу согласно картотеке дел на сайте суда было вынесено 05.11.2015 г., иск доверителя удовлетворен.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат в письменных пояснениях не отрицает факта оказания юридической помощи Титаренко Т.В., однако соглашение об оказании юридической помощи им не представлено.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителей требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя.
При отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи с заявителями, комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителей.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не доказал наличие письменного соглашения на оказание юридической помощи заявителю Т.Т.В.
При рассмотрении вопроса об истечении срока привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, комиссия отмечает следующее. Согласно п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).

Поэтому доводы жалобы о неявке адвоката в судебные заседания и ненадлежащее исполнение им обязанностей при представлении им интересов Т.Т.В. в Раменском городском суде не подлежат рассмотрению по существу в виду истечения срока применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности.

Также заявителем Т.Т.В. не представлено доказательств передачи адвокату каких-либо денежных средств в качестве вознаграждения.
Таким образом, по рассматриваемому дисциплинарному производству комиссией установлено оказание адвокатом юридической помощи доверителю Т.Т.В. без заключения письменного соглашения.

  1. В отношении Г.Н.С.

Адвокат С.О.В. представлял интересы Г.Н.С. по гражданскому делу в Раменском городском суде Московской области. Решение Раменского городского суда по указанному гражданскому делу согласно картотеке дел на сайте суда было вынесено 09.12.2015 г., иск доверителя удовлетворен.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат в письменных пояснениях не отрицает факта оказания юридической помощи Г.Н.С., однако соглашение об оказании юридической помощи им не представлено.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителей требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя.
При отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи с заявителями, комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителей.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не доказал наличие письменного соглашения на оказание юридической помощи заявителю Г.Н.С.
При рассмотрении вопроса об истечении срока привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, комиссия отмечает следующее. Согласно п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).

Поэтому доводы жалобы о неявке адвоката в судебные заседания и ненадлежащее исполнение им обязанностей при представлении им интересов Г.Н.С. в Раменском городском суде не подлежат рассмотрению по существу в виду истечения срока применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности.

Также заявителем Г.Н.С. не представлено доказательств передачи адвокату каких-либо денежных средств в качестве вознаграждения.
Таким образом, по рассматриваемому дисциплинарному производству комиссией установлено оказание адвокатом юридической помощи доверителю Г.Н.С. без заключения письменного соглашения.

  1. В отношении А.Н.Т.

Адвокат С.О.В. представлял интересы А.Н.Т. по гражданскому делу в Раменском городском суде Московской области. Решение Раменского городского суда по указанному гражданскому делу согласно картотеке дел на сайте суда было вынесено 15.12.2015 г., иск доверителя удовлетворен.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат в письменных пояснениях не отрицает факта оказания юридической помощи А.Н.Т., однако соглашение об оказании юридической помощи им не представлено.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Являясь независимым профессиональным советником по правовым вопросам (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), адвокат самостоятельно определяет тот круг юридически значимых действий, которые он может и должен совершить для надлежащей защиты прав и законных интересов доверителя. Границами такой самостоятельности выступают требования п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также нормы соответствующего процессуального законодательства.
Поэтому комиссия проверяет формальное соответствие действий адвоката по исполнению поручения доверителей требованиям законодательства об адвокатской деятельности, отсутствие грубых и очевидных ошибок адвоката при исполнении поручения доверителя.
При отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи с заявителями, комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителей.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не доказал наличие письменного соглашения на оказание юридической помощи заявителю А.Н.Т.
При рассмотрении вопроса об истечении срока привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, комиссия отмечает следующее. Согласно п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).

Поэтому доводы жалобы о неявке адвоката в судебные заседания и ненадлежащее исполнение им обязанностей при представлении им интересов А.Н.Т. в Раменском городском суде не подлежат рассмотрению по существу в виду истечения срока применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности.

Также заявителем А.Н.Т. не представлено доказательств передачи адвокату каких-либо денежных средств в качестве вознаграждения.
Таким образом, по рассматриваемому дисциплинарному производству комиссией установлено оказание адвокатом юридической помощи доверителю А.Н.Т. без заключения письменного соглашения.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката С.О.А. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед заявителями.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката С.О.А. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителями Т.Т.В., Е.Е.А., Б.Г.В., Г.Н.С., А.Н.Т., Б.А.В., Т.О.В., О.Т.В., З.Ю.Н., выразившихся в нарушении порядка оформления оказания юридической помощи, а именно оказания юридической помощи в виде представительства в Раменском городском суде без заключения письменного соглашения; получения адвокатом денежных средств (от доверителей Б.Г.В. и Е.И.А.) без заключения письменного соглашения


И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive