#502

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 25 апреля 2017 года № 14/04-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.12; КПЭА ст.14 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1;
Тема: неявка адвоката; нарушение этических норм; взаимодействие с судом;
Дата: 25 апр. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

В частном постановлении судьи Г. городского суда П. края В.Е.Л. от 21.12.2016 г. сообщается, что адвокат осуществляет в суде защиту обвиняемого Б.В.М. 21.12.2016 г. от сотрудника конвоя поступила докладная записка о том, что адвокат производил на мобильный телефон запись того, как его подзащитного заносят на носилках в зал судебного заседания. На замечание о прекращении видеозаписи адвокат не реагировал. Адвокат пояснил, что видеозапись ему нужна для последующего приобщения к жалобе в ЕСПЧ. Однако, вопрос о разрешении видеосъёмки в судебном заседании не обсуждался.
В частном постановлении от 19.12.2016 г. сообщается, что постановлением суда судебные заседания были назначены к слушанию с 08.12.2016 г. по 29.12.2016 г. ежедневно. Копия этого постановления была направлена адвокату 28.11.2016 г. посредством электронной почты. 08.12.2016 г. адвокат покинул судебное заседание до его окончания и вечером того же дня от него поступило ходатайство о том, чтобы судебные заседания назначались с учётом его занятости, указав, что может принять участие в судебных заседаниях, назначенных на 08.12.2016 г. – до 14.00, и далее только 14.12, 21.12, 22.12, 26.12.2016 г. График своей занятости адвокат суду не представил. Адвокат не явился в судебные заседания, назначенные на 15.12. и 19.12.2016 г.
К частным постановлениям приложены копии следующих документов:

  • ходатайства адвоката о назначении судебных заседаний с учётом его занятости от 08.12.2016 г.;
  • постановления суда от 12.12.2016 г. об отказе в удовлетворении вышеуказанного ходатайства адвоката;
  • ходатайства адвоката об отложении судебного заседания, назначенного на 19.12.2016 г.

Заявитель – судья В.Е.Л. извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явилась, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие.

В заседании комиссии 22.02.2017 г. адвокат С.Д.В., не отрицая фактических обстоятельств, изложенных в частных постановлениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что когда он записывал на мобильный телефон как его подзащитного вносят на носилках в зал суда, судебного заседания не было. Адвокат был уведомлен о судебном заседании, назначенном на 08.12.2016 г., всего было три судебные повестки о назначении судебных заседаний на все дни декабря, января и февраля. Заявление об отложении подал 08.02.2016 г. так как у него уже был куплен билет на самолёт. 08.12.2016 г. в судебном заседании заявил три ходатайства, по всем судья удалялся в совещательную комнату. Адвокат не дождался результатов рассмотрения его ходатайств, ушёл из суда, поскольку иначе опоздал бы на самолёт. 15.12 и 19.12.2016 г. не явился в суд поскольку был занят в ранее назначенных судебных заседаниях в других судах.
Адвокатом представлены на обозрение комиссии три судебные повестки о назначении судебного разбирательства уголовного дела в отношении Б.В.М. на все дни декабря 2016 г., января и февраля 2017 г.

22.02.2017 г. комиссией дано заключение - о наличии в действиях адвоката С.Д.В. нарушения п. 1 ст. 12, п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившегося в том, что при обстоятельствах, изложенных в частном постановлении судьи Г. городского суда П. края В.Е.Л. от 21.12.2016 г., адвокат: 08.12.2016 г. в период судебного разбирательства самовольно, без разрешения суда, покинул зал судебного заседания; будучи надлежащим образом уведомленным о времени и месте судебного заседания 15.12.2016 г. и 19.12.2016 г. не явился в судебное заседание без уважительных причин.
Решением Совета АПМО от 22.03.2017 г. материалы дисциплинарного производства направлены в комиссию на новое рассмотрение, поскольку в Совет АПМО поступили дополнительные объяснения адвоката, а также копии дополнительных документов: рапорта от 19.12.2016 г., апелляционного постановления от 15.12.2016 г., частного постановления от 15.12.2016 г., ответа прокуратуры г. Г. от 11.01.2017 г., протокола судебного заседания от 08-29.12.2016 г., которые не были предметом рассмотрения квалификационной комиссии.
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в дополнительных письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что 08.12.2016 г. он действительно покинул судебное заседание после того, как судья удалился в совещательную комнату и из общего поведения участников процесса было ясно, что ходатайство будет удовлетворено и судебное заседание будет отложено. 15.12.2016 г. обвиняемый Б. отсутствовал в судебном заседании, а адвокат ранее подал заявление о невозможности участия в данном судебном заседании, поскольку он защищал интересы Б. в Пермском краевом суде, в судебном заседании 19.12.2016 г. адвокат был занят в Ярославском областном суде, но доказательств занятости суду не предоставил, поскольку в некоторых случаях это противоречит закону.

Рассмотрев доводы частных постановлений, заслушав объяснения адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
При этом комиссия учитывает, что, согласно Определения КС РФ от 15.07.2008 г. № 456-О-О, сообщение суда (судьи) в адрес адвокатской палаты является одним из поводов для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката (п.п. 4 п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката). Установление же оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности отнесено законодателем к компетенции органов адвокатского сообщества, для которых частное определение или постановление суда не имеет преюдициальной силы (п.п. 9 п. 3, п. 7 ст. 31, п. 7 ст. 33 ФЗ от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).

  1. В отношении доводов частного постановления от 21.12.2016 г. о производстве адвокатом видеозаписи.

В указанном постановлении заявитель описывает события, произошедшие 21.12.2016 г., когда адвокат, находясь в суде, осуществлял видеозапись того, как его подзащитного занося в зал судебного заседания на носилках.
В частном постановлении заявитель ссылается на докладную записку сотрудника конвоя, которая комиссии не представлена. Вместе с тем, адвокат не отрицает изложенных фактов, указывая, что его подзащитный был избит сотрудниками колонии и видеозапись необходима как приложение к жалобе в ЕСПЧ.
Оценивая рассматриваемую ситуацию, комиссия отмечает, что в абз. 3 п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 13.12.2012 г. № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и доступе к информации о деятельности судов», фотосъемка, видеозапись, киносъемка, а также трансляция по радио и (или) телевидению хода судебного разбирательства могут осуществляться исключительно с разрешения суда (ч. 7 ст. 10 ГПК РФ, ч. 3 ст. 24.3 КоАП РФ, ч. 5 ст. 241 УПК РФ). В таком же порядке допускается осуществление видеотрансляции хода судебного разбирательства в сети Интернет.
Судебное заседание открывает председательствующий, который объявляет какое уголовное дело подлежит разбирательству (ст. 261 УПК РФ).
Как следует из доводов частного постановления и подтверждается адвокатом, 21.12.2016 г. видеозапись производилась им не в ходе судебного разбирательства, до открытия судебного заседания, когда судья находился вне зала судебного заседания (о том, что адвокат производил видеозапись, судье сообщил судебный пристав). В свою очередь, законодательство не содержит запрета на производство видеозаписи в зале суда, вне судебного заседания.
При повторном рассмотрении доказательств, опровергающих вышеизложенное мнение, комиссии не представлено.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

  1. В отношении доводов частного постановления от 19.12.2016 г. о неявках адвоката в судебные заседания, назначенные на 15.12. и 19.12.2016 г. и самовольный уход из судебного заседания 08.12.2016 г.

В силу п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен при возможности заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий.
Как следует из норм указанной статьи, правомерные действия адвоката при неявке в судебное заседание образует не только заблаговременное уведомление суда, но представление при этом суду доказательств уважительности причин неявки.
Адвокат пояснил комиссии, что из суда поступили повестки, в которых судебные заседания были назначены на все дни декабря 2016 г., января и февраля 2017 г. Также адвокат указал, что его уход из судебного заседания 08.12.2016 г. был вызван тем обстоятельствам, что у него уже были куплены авиабилеты и он должен был успеть на самолёт.
Вместе с тем, заявителем представлена копия ходатайства адвоката о назначении дней судебного заседания с учётом его занятости от 08.12.2016 г. на котором проставлен штамп суда с отметкой о его получении 08.12.2016 г. в 17 ч. 40 мин. Оправдательных документов, подтверждающих занятость адвоката, к ходатайству адвокатом не приложено.
Комиссия считает, что поступление ходатайства, в котором, в частности указывается, что 08.12.2016 г. адвокат может участвовать в судебном заседании только до 14.00, в суд в тот же день, нельзя признать заблаговременным извещением суда.
Аналогичное мнение комиссии вызывают действия адвоката, при которых ходатайство об отложении судебного заседания, назначенного на 19.12.2016 г., поступило в суд в 9.00 ч. того же дня. При этом, комиссия учитывает, что из ходатайства от 08.12.2016 г. можно установить занятость адвоката 19.12.2016 г., т.к. эта дата не указана в перечне дат, когда он может участвовать в судебном заседании. Однако, как при подаче первого, так и второго ходатайства, разница между которыми составляет 11 дней, адвокат не представляет суду ни одного документа, подтверждающего уважительность причин неявки, т.е. документов подтверждающих его занятость 19.12.2016 г. в другом, ранее назначенном судебном заседании.
В равной степени в период с 08.12.2016 г. до 12.12.2016 г. (дат заявления ходатайства и рассмотрения его судом) адвокат не представил документов, подтверждающих его занятость 15.12.2016 г. При повторном рассмотрении комиссии представлено апелляционное определение Пермского краевого суда от 15.12.2016 г., принятое по жалобе Б.И.А. права которой в суде защищал адвокат С.Д.В. Однако, это не как не умоляет обязанности адвоката по заблаговременному извещению суда о невозможности явки в судебное заседание и представлению оправдательных документов.
Довод адвоката о том, что предоставление таких документов нарушает п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, комиссия считает несостоятельным. В рассматриваемой ситуации, непредставление адвокатом суду документов, подтверждающих уважительность причин неявки в судебное заседание, безусловно, создают обоснованное сомнение в действительном наличии таких причин, и не позволяют считать подтверждённым факт занятости адвоката в определённые дни при назначении судебных заседаний. Постановление суда от 12.12.2016 г. об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении судебных заседаний с учётом занятости, адвокатом не было обжаловано. Адвокат также не подавал жалобы на действия судьи председателю суда. Учитывая, что ходатайства от 08.12.2016 г. и 19.12.2016 г. об отложении судебных заседаний подавались адвокатом в тот же день, без соблюдения требования о заблаговременности, комиссия считает, что действия адвоката не соответствуют требованиям п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката.
Квалификационная комиссия признает за каждым адвокатом безусловное право вести одновременно несколько дел в различных судебных или следственных органах при условии, что адвокат не станет принимать поручения об оказании юридической помощи в количествах, заведомо больших, чем он в состоянии выполнить, а так же с учётом того, что адвокат не станет принимать поручение об оказании юридической помощи, если исполнение этого поручения станет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения.
В ряде случаев совпадения дат судебных заседаний неизбежны и не зависят от воли адвокатов. Комиссия считает, что в такой ситуации только объективно безотлагательный характер судебных действий, например, участие в процедуре рассмотрения судом ходатайства об избрании или продлении в отношении доверителя меры пресечения в виде заключения под стражу, могут служить достаточным оправданием неявки адвоката в судебное заседание в другом суде, о дате и времени которого он был ранее надлежащим образом уведомлен.
Далее, согласно п. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении.
В отношении довода о том, что 08.12.2016 г. адвокат во время судебного разбирательства самовольно, без разрешения суда покинул зал судебного заседания, адвокат пояснил, что ему необходимо было возвращаться домой, а судья по каждому из заявленных им ходатайств уходил в совещательную комнату. Он покинул зал судебного заседания, когда оставалось только огласить результаты рассмотрения ходатайства. Комиссия считает, что такие действия адвоката являются проявлением явного неуважения к суду, а причина, по которой адвокат покинул зал судебного заседания не может быть признана уважительной. Адвокат изначально не мог предполагать какого-либо конкретного времени окончания судебного заседания, тем более, что речь идёт о процедурах судопроизводства, имеющих объективно затяжной характер. Будучи самозанятым гражданином, адвокат может и должен предусмотреть в соглашении с доверителем все издержки, связанные с исполнением поручения, в т.ч. и такие как необходимость приобретения новых авиабилетов.
Довод адвоката о том, что из общего поведения участников процесса было ясно, что судебное заседание будет отложено, комиссия считает несостоятельным и не основанным на законе.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката С.Д.В. нарушения п. 1 ст. 12, п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях адвоката С.Д.В. нарушения п. 1 ст. 12, п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившегося в том, что при обстоятельствах, изложенных в частном постановлении судьи Г. городского суда П. края В.Е.Л. от 21.12.2016 г., адвокат:
  • 08.12.2016 г. в период судебного разбирательства самовольно, без разрешения суда, покинул зал судебного заседания;
  • будучи надлежащим образом уведомленным о времени и месте судебного заседания 15.12.2016 г. и 19.12.2016 г. не явился в судебное заседание, заблаговременно не известил суд о причинах неявки и не предоставил документов, подтверждающих уважительность причин неявки.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive