#501

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 25 апреля 2017 года № 03/04-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; финансовые нарушения;
Дата: 25 апр. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

10.03.2017 г. в АПМО поступила жалоба Х.И.А. в отношении адвоката Б.А.Г., в которой сообщается, что заявитель заключил с адвокатом соглашение на защиту в суде. Адвокату было выплачено вознаграждение в размере 50 000 рублей. Адвокат уехал в отпуск, не предупредив об этом заявителя, в судебном заседании не участвовал. Заявитель потребовал вернуть денежные средства, адвокат вернул 40 000 рублей, 10 000 рублей возвращать отказался, мотивируя это тем, что его сотрудник отвозил в суд ходатайство об отложении дела.

К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • заявления Х.И.А. от 28.09.2016 г. адвокату с требованием о возврате денежных средств;
  • соглашения об оказании юридической помощи № 161 от 05.09.2016 г., по которому адвокат принял поручение на защиту заявителя;
  • ордера адвоката от 05.09.2016 г. на защиту заявителя в Д. суде.

В заседании комиссии заявитель Х.И.А. поддержал доводы жалобы, на вопросы членов комиссии пояснил, что адвокат не предупреждал его об отпуске, не знакомился с материалами дела, только прочитал обвинительное заключение. Ордер адвоката заявитель передал в суд, но не знал, что ещё нужно было писать ходатайство об отложении судебного разбирательства.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он, не оспаривая обстоятельства, изложенные в жалобе, пояснил, что предупредил заявителя о том, что будет находиться в отпуске, передал ему ордер, который он должен был отдать судье и написать заявление об отложении дела, если оно будет назначено на время отпуска адвоката. Дело было назначено на дату, когда адвокат находился в отпуске, помощник адвоката отвёз в суд ходатайство об отложении дела, но заявитель по непонятной причине не отдал судье ордер и согласился, чтобы его защиту осуществлял адвокат, назначенный в порядке ст. 51 УПК РФ. Заявителю были возвращены 40 000 рублей, 10 000 рублей адвокат считает отработанными, поскольку он ездил на встречу к дознавателю, получил от него копию обвинительного акта, готовился к слушаниям по делу.
К письменным объяснениям не приложено каких-либо документов.

Адвокат Б.А.Г. в заседание комиссии не явился, о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства извещен надлежащим образом, в связи с чем, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, комиссией принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав заявителя и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
05.09.2016 г. между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства было заключено соглашение № 161, по которому адвокат принял поручение на защиту заявителя по уголовному делу, без указания и на какой стадии должна осуществляться защита.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Адвокаты относятся к категории самозанятых граждан (см., например, Постановление КС РФ от 23.12.1999 г. № 18-П). Поэтому предоставление адвокату отпуска является формой его временного освобождения от обязанности исполнять требования закона об обязательном участии в защите по назначению (ст. 51 УПК РФ). При ведении дел на основании заключённого с доверителем соглашения, адвокат обязан рационально планировать свою занятость, исходя не только из личных потребностей в реализации права на отдых, но и учитывая потребности доверителя в квалифицированной юридической помощи. В п. 3 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката прямо указано, что при использовании права на отпуск (отдых) адвокат должен принять меры к обеспечению законных прав и интересов доверителя. Поэтому, планируя свой отпуск, адвокат не мог считать себя свободным от обязанностей, вытекающих из соглашения, заключённого с заявителем.
Комиссия считает, что указанная обязанность адвокатом исполнена не была. Фактически адвокат передал ордер, подтверждающие его полномочия, доверителю, который не обладает юридическими познаниями, и, тем самым, возложил на него обязанность по предоставлению этого ордера в суд, что недопустимо. В рассматриваемой ситуации адвокат должен был самостоятельно, заблаговременно передать ордер, вместе ходатайством с указанием дат нахождения в отпуске и оправдательных документов, в суд, обеспечивая тем самым права и законные интересы своего доверителя. Последующее представление такого ходатайства помощником не могло изменить сложившейся ситуации, поскольку ордер к нему не прилагался и, соответственно, у суда отсутствовали доказательства законного участия адвоката в деле.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Б.А.Г. нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8, п. 3 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Х.И.А.
Одновременно, комиссия оставляет без рассмотрения вопрос о возврате адвокатом неотработанной части вознаграждения, поскольку, согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает
ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях адвоката Б.А.Г. нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8, п. 3 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Х.И.А., выразившегося в том, что адвокат, используя право на отпуск, не представил заблаговременно в суд ордер и ходатайство, содержащим указание на даты отпуска с приложением оправдательных документов, что привело к неисполнению поручения и фактическому осуществлению защиты Х.И.А. адвокатом, приглашённым в порядке ст. 51 УПК РФ.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.