#50

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области 19 января 2017 года № 14/01-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.10 п.6; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: гражданское производство; введение в заблуждение; небрежное представление интересов;
Дата: 19 янв. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Володиной С.И., Глена А.Н., Фомина В.А., Козловой М.В., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
− с участием адвоката Л.А.П., заявителя Ч.М.Э.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 24.10.2016 г. по жалобе доверителя Ч.М.Э. в отношении адвоката Л.А.П.,

У С Т А Н О В И Л А:

24.10.2016 г. Президентом АПМО вынесено распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Л.А.П. по жалобе доверителя Ч.М.Э. в котором указывается, что заявитель заключила с адвокатом соглашение на ведение ряда гражданских дел. Адвокату выплачено вознаграждение. Несмотря на это, он только частично исполнил соглашение: не подал все иски, в Люблинском суде не участвовал, документы, переданные доверителем в суд, не представил. Кроме того, адвокат ненадлежащим образом оформил договорные отношения с доверителем и длительное время вводил доверителя в заблуждение.
В частности, в жалобе указывается, что соглашение было заключено 09.12.2011 г. по четырём искам: три иска о взыскании материально ущерба и морального вреда в результате ДТП, четвёртый иск на незаконные действия Пушкинской администрации в отношении земельного участка. Адвокату выплачено вознаграждение 270 000 рублей и 40 000 рублей судебных издержек. Адвокат предоставил только два соглашения на 150 000 рублей, два иска адвокат не подал, иск в Люблинский суд г. Москвы подал, но не предоставил переданные ему документы, в результате чего в удовлетворении иска было отказано. Адвокат уверял заявителя, что все иски поданы. После того, как заявитель потребовал от адвоката отчёт о проделанной работе, адвокат исчез и перестал отвечать на телефонные звонки.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • квитанции к приходному кассовому ордеру от 09.12.2011 г. на сумму 30 000 рублей;
  • соглашения об оказании юридической помощи от 09.12.2011 г.;
  • соглашения об оказании юридической помощи от 09.08.2013 г.;

15.11.2016 г. комиссией принято заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката Л.А.П. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Ч.М.Э., а именно п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8, п. 6 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, что адвокат не выполнил поручение, предусмотренное соглашением с Ч.М.Э. в полном объёме, не предоставил доверителю отчёт о проделанной работе.
Решением Совета АПМО № 12-25/18 от 21.12.2016 г. материалы дисциплинарного производства направлены в комиссию на новое рассмотрение, поскольку в Совет АПМО поступили письменные объяснения адвоката с приложением материалов адвокатского производства, которые ранее комиссией не рассматривались.
В письменных объяснениях адвокат сообщает, что 09.12.2011 г. между ним и заявителем было заключено соглашение об оказании юридической помощи по представлению интересов в суде по гражданскому делу. Заявителем уплачено вознаграждение в размере 30 000 рублей. 24.04.2014 г. Мещанский суд г. Москвы удовлетворил требования заявителя в полном объёме. 09.08.2013 г. между адвокатом и заявителем было заключено еще одно соглашение на представление интересов в суде, но адвокат к его исполнению не приступал, поскольку заявитель вознаграждения ему не выплачивала (п. 2.6 соглашение). 30.08.2013 г. адвокат направил заявителю уведомление о расторжении соглашения. Адвокат считает, что заявитель Ч.М.Э. вступила в сговор с заявителем Т.Е.Т. с целью вымогательства у него денежных средств.
К письменным объяснениям адвоката приложены копии следующих документов:

  • исковое заявление в Мещанский районный суд г. Москвы;
  • определения Мещанского районного суда г. Москвы от 27.02.2014 г. о назначении экспертизы;
  • решения Мещанского районного суда г. Москвы от 24.04.2014 г.;
  • уточнённого искового заявления о взыскании суммы страховых выплат;
  • заявления адвоката в Мещанский районный суд г. Москвы о приобщении документов;
  • соглашения об оказании юридической помощи от 09.12.2011 г. и квитанции к приходному кассовому ордеру на сумму 30 000 рублей;
  • уведомления о расторжении соглашения от 30.08.2013 г.

В заседании комиссии заявитель поддержала доводы жалобы.
Адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что заявитель знала, что он не преступил к исполнению соглашения от 09.08.2013 г., он сообщал ей об этом по электронной почте, но переписка за 2013 г. у него не сохранилась.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

09.12.2011 г. между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства заключено соглашение на представление интересов заявителя в суде по иску о возмещении ущерба и компенсации морального вреда. Сумма вознаграждения определена в размере 30 000 рублей.
09.08.2013 г. между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства заключено соглашение на представление интересов заявителя в суде по иску к администрации г. Пушкино «о признании факта юридического значения права на земельный участок в размере 10 соток». Сумма вознаграждения определена в размере 60 000 рублей.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.

Соглашение от 09.11.2012 г. исполнено адвокатом в полном объёме. Адвокат представлял интересы заявителя в Мещанском суде г. Москвы по гражданскому делу, о чём свидетельствуют представленные адвокатом документы (решение Мещанского районного суда г. Москвы от 24.04.2014 г., определение Мещанского районного суда г. Москвы от 27.02.2014 г. о назначении экспертизы, исковое заявление, заявление адвоката о приобщении документов).
Соглашение от 09.08.2013 г. адвокатом не исполнялось, что он объясняет отсутствием оплаты вознаграждения. Заявителем не представлено доказательств оплаты адвокату вознаграждения по указанному соглашению. Однако, в п. 6 указанного соглашения, стороны определили, что оно вступает в силу с 09.08.2013 г. и действует до исполнения адвокатом поручения. Таким образом, отсутствие оплаты не являлось основанием для неисполнения поручения доверителя, тем более, что адвокат, будучи юридически более осведомлённой стороной соглашения, все же включил в соглашение условие, предусмотренное п. 6.
Доказательств принятия адвокатом иных поручений по оказанию иной юридической помощи заявителем не представлено.
В жалобе заявитель утверждает, что в её интересах адвокат подал иск в Люблинский суд г. Москвы, но впоследствии не представил суду документы, в результате чего было принято решение об отказе от иска. В своих объяснениях адвокат данное обстоятельство не подтверждает. На сайте Люблинского суда г. Москвы действительно представлено решение от 09.12.2014 г. по иску Ч.М.Э. к Ф.А.Ю. о взыскании денежных средств и компенсации морального вреда. Однако, адвокат в качестве представителя заявителя в данном решении не указан. Иными доказательствами принятия адвокатом поручения по представлению интересов заявителя в Люблинском суде г. Москвы комиссия не располагает.
Комиссия критически относится к доводу адвоката о том, что 30.08.2013 г. он направил заявителю уведомление о расторжении соглашения от 09.08.2013 г., поскольку адвокатом не представлено доказательств отправления Ч.М.Э. данного уведомления почтой или иным способом.
Также заявителем не представлено комиссии доказательств того, что она направляла адвокату требование о предоставлении отчёта о проделанной работе. Адвокат не подтверждает получение такого требования. По общему правилу, в такой ситуации оценке подлежат действия адвоката после того, как узнал о наличии претензии о непредоставлении отчёта. Однако, в ситуации, когда адвокат не преступал к исполнению поручения он, соответственно, не может предоставить какого-либо отчёта.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Л.А.П. нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Ч.М.Э.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях адвоката Л.А.П. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Ч.М.Э., выразившихся в том, что адвокат не преступил к исполнению поручения, предусмотренного соглашением от 09.08.2013 г.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive