#491

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 12 мая 2016 года № 22/05-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения; финансовые нарушения;
Дата: 12 мая 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

12.04.2016 г. в АП МО поступила жалоба С.Г.И. в отношении адвоката Я.А.И., в которой заявительница сообщает, что 13.01.2016 она заключила с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи М.О.А. по уголовному делу на стадии судебного разбирательства. Адвокат убедил заявительницу подписать соглашение с «пустыми» предметом соглашения и размером вознаграждения. Обещал, что как только приедет в коллегию, сразу впишет «судебное разбирательство» и сумму полученного вознаграждения – 120 000 рублей. Документов в получении денег адвокат не выдал, сказал С.Г.И., что она может получить их самостоятельно в коллегии. 19.01.2016 г. заявительница приехала в коллегию, ей было выдано соглашение, в котором предмет определён «следствие» и выдана квитанция на 10 000 рублей. Адвокат не мог оказывать юридическую помощь на стадии предварительного следствия, поскольку на момент заключения соглашения оно уже было окончено. Адвокат отказался вносить изменения в соглашение, сказал, что всю работу выполнил, а за защиту в суде первой инстанции предложил доплатить ещё 80 000 рублей. В марте 2016 г. адвокат передал С.Г.И. два оригинала квитанций к приходным кассовым ордерам на 10 000 рублей и 110 000 рублей. Возвращать деньги и предоставить отчёт о проделанной работе адвокат отказался.
Заявитель С.Г.И. извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явилась, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он не согласился с доводами жалобы и указал, что 13.01.2016 г. между ним и заявительницей было заключено соглашение на защиту М.О.А. Во время беседы с заявительницей адвокат установил, что она не знает на какой стадии находится уголовное дело. Впоследствии адвокат установил, что дело находится в прокуратуре, но обвинительное заключение по нему ещё не изготовлено. Адвокат посетил М.О.А. в СИЗО, согласовал с ним позицию, продиктовал ему апелляционную жалобу на постановление суда об изменении подсудности. В марте 2016 г. адвокат повторно посетил в СИЗО М.О.А., который от услуг адвоката не участвовал. 06.04.2016 г. адвокат защищал М.О.А. в Орловском областном суде.
Адвокат также сообщает, что вознаграждение по соглашению с заявительницей составило 240 000 рублей, С.Г.И. заплатила ему 120 000 рублей, о чём была предоставлена квитанция.
К письменным объяснениям адвокатом приложены копии следующих документов:

  • акта о проделанной работе (составлен в форме письма заявительнице с расценками на оказание юридической помощи);
  • апелляционной жалобы М.О.А.;
  • ордера адвоката от 13.01.2016 г. на защиту М.О.А. на стадии следствия;
  • ордера адвоката от 06.04.2016 г. на защиту М.О.А. «в суде г. Орёл»;
  • заявления адвоката Я.А.И. от 06.04.2016 г. в Орловский областной суд об ознакомлении с материалами дела;
  • справки адвокатского агентства «АМК-ЮСТ» о том, что по соглашению об оказании юридической помощи от 13.01.2016 г. № 4 в кассу адвокатского образования поступило 120 000 рублей;
  • соглашения об оказании юридической помощи по уголовному делу № 4 от 13.01.2016 г.;
  • квитанций к приходным кассовым ордерам на общую сумму 120 000 рублей.

В заседании комиссии адвокат подтвердил доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что сумма вознаграждения, указанная в соглашении не совпадает с фактически внесённой в кассу адвокатского образования, поскольку есть ещё одно соглашение и его можно получить в адвокатском агентстве.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
13.01.2016 г. между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства было заключено соглашение № 4 об оказании юридической помощи М.О.А. по уголовному делу. Предмет соглашения определён как «следствие», размер вознаграждения адвоката – 10 000 рублей.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

В силу п. 4 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается.
В жалобе С.Г.И. сообщает, что она считала, что заключила соглашение на стадию следствия и судебное разбирательство, заплатила адвокату 120 000 рублей. Однако, представленное адвокатом соглашение содержало только указание на следствие и размер вознаграждения в 10 000 рублей.
Убеждённость доверителя в честном, разумном, добросовестном, квалифицированном и активном исполнении адвокатом своих обязанностей складывается не только из исполнения предмета поручения, предусмотренного соглашением об оказании юридической помощи, но и точного и чёткого, не допускающего двояких толкований, оформления договорных отношения с доверителем.
Представленные адвокатом копии справки Адвокатского агентства «Юст» и квитанций к приходным кассовым ордерам подтверждают, что в кассу адвокатского образования от С.Г.И. поступила сумма денежных средств в 12 раз превышающая размер вознаграждения, предусмотренного соглашением № 4 (120 000 рублей).
При этом довод адвоката на наличие некоего второго соглашения комиссия считает несостоятельным, поскольку и в справке «ЮСТ» и в квитанциях к приходным кассовым ордерам в качестве основания получения денежных средств указывается только соглашение № 4 от 13.01.2016 г. Ссылки на другие соглашения об оказании юридической помощи отсутствуют.
Кроме того, в силу п. 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Как следует из соглашения, к адвокату обратилась С.Г.И. по уголовному делу М.О.А. и адвокат принимает обязанности защищать и представлять законные интересы Я.А.И., т.е. свои собственные.
Также в жалобе заявительница сообщает, что адвокат не предоставил ей отчёт о проделанной работе.
Согласно п. 6 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, при отмене или исполнении поручения адвокат обязан, по просьбе доверителя, предоставить ему отчёт о проделанной работе.
В распоряжение комиссии предоставлен документ, озаглавленный как акт выполненных работ, содержащий перечень проделанной адвокатом работы с указанием стоимости. Акт адресован заявительнице, что позволяет воспринимать его в качестве отчёта о проделанной работе. Однако, адвокатом не представлено доказательств того, что этот акт направлялся заявительнице. Поэтому комиссия не может считать, что адвокат надлежащим образом исполнил обязанность, предусмотренную п. 6 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката.
Доказательств иных доводов жалобы заявительницей не представлено.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Я.А.И. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем С.Г.И.
Одновременно, комиссия оставляет без рассмотрения вопрос о возврате адвокатом неотработанной части вознаграждения, поскольку, согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката Я.А.И. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем С.Г.И., а именно нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, что адвокат получил в качестве вознаграждения денежные средства, не предусмотренные соглашением № 4 от 13.01.2016 г. и не предоставил доверителю отчёта о проделанной работе.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Боровков Ю.М.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive