#49

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области 19 января 2017 года № 09/01-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2; ФЗ ст.25 п.4 подп.4; ФЗ ст.25 п.6;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: незаключение соглашения на оказание юридической помощи;
Дата: 19 янв. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Володиной С.И., Глена А.Н., Фомина В.А., Козловой М.В., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
− с участием адвоката К.Р.С., заявителя Г.С.Т. к.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 28.12.2016 г. по жалобе доверителя Г.С.Т.к. в отношении адвоката К.Р.С.,

У С Т А Н О В И Л А:

28.12.2016 г. Президентом АПМО вынесено распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката К.Р.С. в котором сообщается, что адвокат оказывал ей правовую помощь в виде представления интересов в суде без надлежащего оформления договорных и финансовых отношений. Позже заявитель узнала, что в соответствии с законом юридическая помощь могла быть ей оказана бесплатно. В удовлетворении иска было отказано, в связи с чем заявитель потребовала вернуть полученные адвокатом денежные средства. Однако, до настоящего времени денежные средства ей не возвращены.
Как следует из доводов жалобы, что решение суда по гражданскому делу, адвокат выступал в качестве представителя, состоялось 16.02.2016 г. Адвокат письменного соглашения об оказании юридической помощи с заявителем не заключал, получил 450 000 рублей. Заявитель, которая является инвалидом и воспитывает сына инвалида, считает, что в соответствии со ст. 20 ФЗ «О бесплатной юридической помощи в РФ» имеет право на бесплатную юридическую помощь, о чём адвокат не мог не знать. В течении года заявитель не может получить от адвоката ни экземпляр соглашения, ни квитанцию в получении денежных средств, ни 450 000 рублей. Адвокат соглашается вернуть 80 000 рублей, но заявитель с этим не согласна.
К жалобе приложены копии следующих документов:

  • определения Хорошевского районного суда г. Москвы от 16.02.2016 г. об отказе в пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, согласно которого представителем заявителя выступал адвокат К.Р.С.;
  • справок о наличии инвалидности у заявителя и сына заявителя;
  • телеграммы адвокатов Н. и К. в Тульский областной суд от 05.12.2016 г. о том, что они являются защитниками А. и в связи с неудовлетворительным состоянием здоровья последнего просят перенести судебное заседание.

В заседании комиссии заявитель поддержала доводы жалобы.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он не отрицает факта оказания юридической помощи заявителю и сообщает, что он оказывал юридическую помощь семье заявителя, уступив неоднократным просьбам своих знакомых, судебное заседание состоялось 19.09.2014 г., за три дня до этого на имя адвоката была оформлена нотариальная доверенность на представление интересов в суде. Заявитель не имела права на бесплатную юридическую помощь, поскольку спорное жильё не являлось их единственным местом жительства (ч. 3 ст. 20 ФЗ «О бесплатной юридической помощи в РФ»), а сам адвокат в государственной системе бесплатной юридической помощи не участвует. Заявитель с первого дня откладывала заключение письменного соглашения с адвокатом, поскольку знала о «дефекте» дела, но скрыла эту информацию от адвоката. Все обсуждения адвокат вёл с её супругом Джафаровым, заявитель на встрече присутствовала, но молчала. Обещаний выиграть дело адвокат не давал. Работа адвоката была оформлена отчётом, отношения из деловых переросли в теплые человеческие и на этом временно остановились. Поручений прекратить работу к адвокату не поступало, доверенность заявителю он вернуть не может, поскольку не знает о её месте нахождения. Адвокат полагает, что с ним обыгрывается некая схема, где социально сострадательный и заведомо сочувственный образ инвалида используется не совсем в чистых целях. Также адвокат признаёт, что оказывал юридическую помощь без заключения письменного соглашения и сообщает, что впредь такой ошибки допускать не будет.
К объяснениям приложена копия акта приёма работы представителя по доверенности адвоката К.Р.С. за период с 16.09.2014 г. по 25.10.2016 г., адресованного Д.Э.И.о. (супругу заявителя).
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что неоднократно предлагал заявителю заключить письменное соглашение, но этот вопрос постоянно откладывался. Вознаграждение ему заявитель не выплачивала, только давала деньги на текущие расходы, учёт которых адвокатом не вёлся.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

Адвокат не отрицает фактических обстоятельств, изложенных в жалобе в части оказания заявителю Г.С.Т.к. юридической помощи на основании устного соглашения. Однако, стороны расходятся в объёме прав и обязанностей, принятых на себя адвокатом, равно как и в вопросе о том выплачивалось ли заявителем вознаграждение за оказание юридической помощи.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.

Согласно п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Комиссия констатирует, что заявителем Г.С.Т.к. не представлено доказательств, подтверждающих передачу адвокату денежных средств в качестве вознаграждения за оказание юридической помощи.
Кроме того, при отсутствии письменного соглашения об оказании юридической помощи, комиссия лишена возможности оценить объём обязанностей, принятых адвокатом для исполнения поручения доверителя.
Вместе с тем, надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета соглашения об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений. По рассматриваемому дисциплинарному производству адвокат не отрицает отсутствия письменного соглашения на оказание юридической помощи заявительнице.
Кроме того, адвокат не отрицает факта получения денежных средств от доверителя на покрытие текущих расходов. Порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения является одним из существенных условий соглашения об оказании юридической помощи. Вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением (п.п. 4 п. 4, п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).
Комиссия не соглашается с доводом жалобы о том, что адвокат должен был оказывать юридическую помощь бесплатно, в порядке, предусмотренном ФЗ «О бесплатной юридической помощи в РФ», поскольку адвокат К.Р.С. не участвует в деятельности государственной системы бесплатной юридической помощи, заявления о включении его в указанную систему им не подавалось. Кроме того, законодательство не устанавливает обязанности адвоката выяснять по каждому из обратившихся к нему доверителей наличие оснований для предоставления последнему юридической помощи бесплатно. В свою очередь, доверитель самостоятельно решает, обращаться ли ему за юридической помощью в общем порядке или в порядке, установленном ФЗ «О бесплатной юридической помощи».
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката К.Р.С. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 2, п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Г.С.Т.к.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката К.Р.С. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 2, п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем Г.С.Т.к., выразившихся в:
  • нарушении порядка оформления оказания юридической помощи, а именно оказании юридической помощи Г.С.Т.к. без заключения письменного соглашения;
  • невнесении денежных средств, полученных от доверителя в качестве компенсации расходов по исполнению поручения, в кассу или на расчётный счёт адвокатского образования.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области
Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive