#489

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 12 мая 2016 года № 14/05-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.10 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: неисполнения решений органов адвокатского сообщества; адвокат дал объяснения;
Дата: 12 мая 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

28.03.2016 г. в АП МО поступило представление зам. начальника У МЮ по МО П.К.Ю. в отношении адвоката О.А.Д., в которой заявитель сообщает, что 19.02.2016 г., при проведении свидания с подзащитным З.Д.В. адвокат передал ему УК РФ и УПК РФ, чем нарушил п. 1 ст. 8 п. 1 ст. 10 КПЭА и п. 4 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».
В представлении ставится вопрос о прекращении статуса адвоката О. А.Д.
К представлению приложены копии следующих документов:

  • письма начальника ФКУ СИЗО-1 УФСИН РФ от 24.02.2016 г. № 44-402;
  • объяснений З.Д.В. от 18.02.2016 г. о том, что при очередном посещении адвокат оставил ему УК РФ и УПК РФ;
  • рапорта младшего инспектора 2-ой категории дневной смены режима и охраны Г.А.В.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он, не отрицая обстоятельств передачи своему подзащитному УК РФ и УПК РФ, сообщает, что при посещении 19.02.2016 г. в ФКУ СИЗО-1 УФСИН РФ своего подзащитного З.Д.В. последний пояснил, что вынужден пользоваться УК РФ и УПК РФ 2010-го года выпуска, поэтому ему тяжело ориентироваться в законодательстве. Поэтому адвокатом были оставлены указанные кодексы в последней редакции, которые были изъяты сотрудниками и впоследствии переданы З.Д.В. на постоянное хранение.
В заседании комиссии адвокат подтвердил доводы, изложенные в письменных объяснениях.
Рассмотрев доводы представления и письменных объяснений, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат О.А.Д. не отрицает факт передачи во время свидания 19.02.2016 г. в ФКУ СИЗО-1 УФСИН РФ своему подзащитному УК РФ и УПК РФ, объясняя его просьбой доверителя.
В соответствии с приложением № 2 к Приказу Минюста РФ от 14.10.2005 г. № 189
«Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы», подозреваемые (обвиняемые) могут иметь при себе, хранить, получать в посылках и передачах и приобретать по безналичному расчету литературу и издания периодической печати из библиотеки СИЗО либо приобретенные через администрацию СИЗО в торговой сети, за исключением материалов экстремистского, эротического и порнографического содержания.
Таким образом, указанный Приказ Минюста РФ не предусматривает возможности получения подозреваемым (обвиняемым) литературы непосредственно от адвоката, во время свидания. Каких-либо исключений в отношении вида литературы (юридическая, техническая, художественная и пр.) данный приказ не содержит.
Передав во время свидания в следственном изоляторе УК И УПК РФ своему доверителю, адвокат О.А.Д. в нарушение требований п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката исполнил просьбу доверителя о нарушении закона.
Вместе с тем, комиссия отмечает, что в рассматриваемом случае нарушение носит формальный и малозначительный характер, поскольку указанная в представлении литература впоследствии была передана доверителю адвоката на ответственное хранение.
Кроме того, комиссия считает возможным пояснить, что в дисциплинарной практике признавался малозначительным проступком пронос адвокатом письма в следственный изолятор и обеспечение бесцензурного доступа к содержанию этого письма (См. Журнал «Воронежский адвокат». 2010 г. № 12). В отличие от проноса письма, передача подзащитному УК РФ и УПК РФ имела своей целью ознакомление последнего с действующими редакциями кодексов, было вызвано необходимостью построения эффективной позиции защиты, в условиях, когда государство не могло своевременно предоставить лицу, привлекаемому к уголовной ответственности, текст действующего законодательства.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката О.А.Д. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в передаче своему подзащитному во время свидания 19.02.2016 г. в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России литературы – Уголовного кодекса РФ и Уголовно-процессуального кодекса РФ.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive