#488

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 12 мая 2016 года № 10/05-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2; ФЗ ст.25 п.6;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: незаключение соглашения на оказание юридической помощи; небрежное представление интересов; финансовые нарушения;
Дата: 12 мая 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

16.03.2016 г. в АП МО поступила жалоба Ф.З.В. в отношении адвоката М.Н.К., в которой заявительница сообщает, что в октябре 2014 г. она обратилась в адвокату М.Н.К. по поводу обжалования судебного иска. Письменного соглашения не заключалось. Адвокату выплачено 10 000 рублей за составление кассационной жалобы. Квитанции в получении денежных средств адвокат не выдала. Адвокат составила кассационную жалобу через 1,5 месяца и взяла ещё 20 000 рублей за представление интересов в Московском областном суде. Документов о получении этих денег адвокат также не выдала. Кассационная жалоба была возвращена судом, поскольку адвокат её неправильно оформила. Через 4 месяца Московским областным судом было принято решение: кассационная жалоба рассмотрена. Адвокат уверяла заявительницу в положительном результате рассмотрения жалобы. После получения отрицательного результата, адвокат стала уверять Ф.З.В. в том, что она будет подавать новый иск в суд, поскольку деньги она не отработала. Составление искового заявления затянулось на три месяца. Иск был подан только в июле 2015 г. Судебное заседание было назначено на сентябрь 2015 г. Адвокат забрала документы из дела, объясняя это тем, что она будет подавать иск другому судье, и потребовала с заявительницы ещё 30 000 рублей. Квитанция в получении денег выдана не была.
Адвокат подала в суд иск от третьего лица, судебное заседание было назначено на 08.12.2015 г. М.Н.К. сказала заявительнице, чтобы она в суд не ходила, адвокат всё решит сама. Аналогичная ситуация произошла с судебным заседанием, назначенным на 28.01.2016 г. Суд отказал в удовлетворении иска. Адвокат позвонила заявительнице и предложила забрать 100 000 рублей. Заявительница считает, что адвокат «аферистка-мошенница», взяла с неё 60 000 рублей и 3 400 рублей за доверенности, которые были не нужны.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности и обязании адвоката к возврату необоснованно полученных денежных средства.
К жалобе заявительницей не приложено каких-либо документов.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых она, не затрагивая вопроса о наличии письменного соглашения и выдаче квитанции в полученных денежных средствах, сообщает, что заявительница обратилась к ней после отмены апелляционной инстанцией решения Воскресенского городского суда от 10.01.2014 г. Адвокат направила кассационную жалобу, в удовлетворении которой было отказано. В 2016 г. адвокат обратилась в суд с иском от третьего лица, зарегистрированного в спорной квартире. Суд в удовлетворении иска отказал. Также было повторное обращение с иском в Воскресенский городской суд. Исковое заявление было оставлено без рассмотрения, а впоследствии в удовлетворении иска было отказано. Вознаграждение адвокатом взималось в соответствии с рекомендациями Совета АП МО.

К письменным объяснениям адвоката не приложено каких-либо документов.

Адвокат М.Н.К. и заявитель Ф.З.В. извещены надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явились, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в их отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, комиссия приходит к следующим выводам.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.

В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Ф.З.В. не представлено доказательств доводов, изложенных в жалобе.
Далее комиссия отмечает, что в силу п. 4 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается.

В жалобе Ф.З.В. сообщает, что письменного соглашения на оказание юридической помощи адвокат с ней не заключала, квитанцию в получении денежных средств не выдала. В отношении данных обвинений в письменных объяснениях адвоката не содержатся каких-либо опровержений.

В распоряжении президента АПМО от 08.04.2016 по жалобе доверителя Ф.З.В. в отношении адвоката М.Н.К. указывается на обязанность последней по предоставлению комиссии копии соглашения об оказании юридической помощи и документов, подтверждающих оплату её услуг.
Адвокатом эта обязанность не выполнена, в распоряжении комиссии отсутствует соглашение об оказании юридической помощи и соответствующие финансовые документы.

Согласно п.п. 2 п. 2 ст. 23 КПЭА, письменные доказательства и документы, которые участники намерены представить в комиссию, должны быть переданы ее секретарю не позднее двух суток до начала заседания. Квалификационная комиссия может принять от участников дисциплинарного производства к рассмотрению дополнительные материалы непосредственно в процессе разбирательства, если они не могли быть представлены заранее.

В распоряжении президента АПМО от 08.04.2016 по жалобе доверителя Ф.З.В. в отношении адвоката М.Н.К. указывается на обязанность последней по предоставлению комиссии копии соглашения об оказании юридической помощи и документов, подтверждающих оплату её услуг.

Адвокатом эта обязанность не выполнена, в распоряжении комиссии отсутствует соглашение об оказании юридической помощи и соответствующие финансовые документы.

Поскольку адвокат М.Н.К. не представила вышеуказанных документов и объяснений в данной части доводов жалобы Квалификационная комиссия расценивает это как непредставление доказательств, опровергающих доводы жалобы заявителя, что, в свою очередь, подтверждает неисполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем.

В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Данное требование является обязательным для исполнения при оказании адвокатом любой юридической помощи и не имеет каких-либо исключений.
В силу п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.
Таким образом, закон устанавливает строгие требования к оформлению денежных средств, полученных адвокатом от доверителя. Однако, комиссии не располагает доказательствами внесения адвокатом денежных средств, полученных от Ф.З.В. на расчётный счёт (в кассу) адвокатского образования. Соответственно, финансовые документы, подтверждающие выплату вознаграждения, адвокатом М.Н.К. доверителю не предоставлялись.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката М.Н.К. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 2, п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Ф.З.В.
Одновременно, комиссия оставляет без рассмотрения вопрос о возврате адвокатом неотработанной части вознаграждения, поскольку, согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката М.Н.К. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем Ф.З.В., а именно нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 1 и 2, п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся:
  • в нарушении порядка оформления оказания юридической помощи Ф.З.В. а именно оказания юридической помощи без заключения письменного соглашения;
  • непредоставлении Ф.З.В. финансовых документов, подтверждающих внесение вознаграждения на расчётный счёт (в кассу) адвокатского образования.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive