#485

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 12 апреля 2016 года № 16/04-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.18 п.1;
Тема: защита по назначению; адвокат дал объяснения;
Дата: 12 апр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

19.01.2016 г. в АП МО поступила жалоба Л.А.С. в отношении адвоката Ч.Н.С., в которой заявитель сообщает, что 23.12.2015 г. в судебном заседании он узнал, что в качестве доказательства вины представлен протокол допроса от 11.06.2015 г. с участием адвоката Ч.Н.С. Заявитель указывает, что его допрашивали один раз 02.06.2015 г., ещё до возбуждения уголовного дела. 11.06.2015 г. к нему приехал следователь и объявил о задержании на 48 часов, больше с ним не проводили никаких следственных действий. О существовании протокола допроса от 11.06.2015 г. заявитель узнал случайно, в судебном заседании, следователь не дала ему полноценно ознакомиться с материалами дела, прочитав его «скороговоркой» за 1,5 часа.
В жалобе ставится вопрос о возбуждении дисциплинарного производства.
К жалобе заявителем не приложено каких-либо документов.
В письменных объяснениях адвокат не согласилась с доводами жалобы, пояснила, что действительно 11.06.2015 г. она осуществляла защиту заявителя на предварительном следствии в порядке ст. 51 УПК РФ. При его допросе в качестве подозреваемого. Л.А.С. давал подробные, последовательные показания, в протокол записывалось всё, что он говорил. До начала допроса Ч.Н.С. общалась с ним наедине, заявитель сказал, что адвокат ему не нужен, потому что он ничего не совершал, но письменно отказываться от услуг адвоката не стал. Также адвокат участвовала в судебном заседании при рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения. С 18.06.2015 г. адвокат заявителя больше не видела, находилась в больнице, откуда была выписана в декабре 2015 г. Заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ защищал другой адвокат, Л.А.С. давал те же самые показания. В настоящее время судом постановлен приговор, в котором указано, что сведения о фальсификации приговора не нашли своего подтверждения. Приговор в законную силу не вступил, т.к. обжалован Л.А.С. Адвокату известно, что в судебном заседании заявитель отказался от второго защитника по назначению и обещал написать на него жалобу.
К письменным объяснениям адвоката приложены копии следующих документов:

  • постановления о возбуждении уголовного дела от 10.06.2015 г.;
  • заявления о привлечении к уголовной ответственности Л.А.С.;
  • объяснений Л.А.С. от 02.06.2015 г.;
  • ордера адвоката Ч.Н.С. от 11.06.2015 г.;
  • протокола допроса подозреваемого от 11.06.2015 г.;
  • постановления об избрании меры пресечения от 13.06.2015 г.;
  • постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 18.06.2015 г.;
  • протокола допроса обвиняемого от 18.06.2015 г.;
  • протокола допроса обвиняемого от 03.11.2015 г.;
  • протокола ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела от 05.11.2015 г.;
  • приговора Орехово-Зуевского городского суда МО от 19.02.2015 г.

Адвокат Ч.Н.С. и заявитель Л.А.С. извещены надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явились, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в их отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.

В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Комиссия констатирует, что заявителем Л.А.С. не представлено доказательств, подтверждающих доводы, изложенные в жалобе.
Напротив, представленные адвокатом процессуальные документы подтверждают, что заявитель от услуг адвоката не отказывался, заявлений и ходатайств о ненадлежащем исполнении адвокатом своих обязанностей не делал.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Ч.Н.С. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Л.А.С.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive