#480

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 12 апреля 2016 года № 11/04-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: защита по назначению; по жалобам адвокатов;
Дата: 12 апр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

29.02.2016 г. в АП МО поступила жалоба адвоката Л.В.В. в отношении адвоката С.Р.Р. в которой заявитель сообщает, что он, на основании соглашения, осуществляет защиту Х.А.А. по уголовному делу на стадии предварительного следствия. 11.02.2016 г. следователь, не уведомив адвоката, в присутствии адвоката по назначению – С.Р.Р. провёл с Х.А.А. следственные действия, в результате чего был подписан протокол об окончании следственных действий. 12.02.2016 г. адвокат узнал об участии в деле «защитника-дублёра». Адвокат С.Р.Р. юридической помощи Х.А.А. не оказывал. Следователь отказался составлять протокол об уведомлении заявителя об окончании следственных действий. Заявитель полагает, что своими действиями адвокат значительно нарушил право Х.А.А. на защиту, поскольку планировалось заявление различных ходатайств.
К жалобе приложены копии следующих документов:

  • копия жалобы Х.А.А. руководителю ГСУ СКР по МО;
  • копия жалобы адвоката Л.В.В. руководителю ГСУ СКР по МО;
  • копия ответа заместителя руководителя Управления по надзору за процессуальной деятельностью органов СК РФ по г. Москве.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он сообщает, что 11.02.2016 г. он был привлечён следователем для защиты Х.А.А. в порядке ст. 51 УПК РФ. Х.А.А. была уведомлена об окончании следственных действий, о чём был составлен протокол, в котором она указала, что желает знакомиться с материалами дела с адвокатом Л.В.В. Также она не возражала против участия адвоката С.Р.Р., о чём ею было написано заявление, претензий не высказывала. Кроме того, в заявлении она указала, что впоследствии отказывается от услуг адвоката по назначению.

Заявитель – адвокат Л.В.В. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.
В заседании комиссии адвокат С.Р.Р. поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что Х.А.А. подала следователю заявление о том, что она не возражает, чтобы он осуществлял её защиту, и что такая позиция согласована с адвокатом Л.В.В.
Копия указанного заявления по ходатайству адвоката приобщена к материалам дисциплинарного производства.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Фактические обстоятельства, изложенные в жалобе адвоката Л.В.В. адвокатом не оспариваются. Поэтому комиссия считает возможным к непосредственной оценке доводов жалобы.

В Решении от 27.09.2013 г. Совет ФПА РФ разъяснил, что адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем. Отказ подсудимого от защитника-дублера в данной ситуации является обоснованным и исключающим вступление адвоката в дело в качестве защитника по назначению. Совет ФПА РФ указал, что исполнение адвокатом роли «дублера» следует рассматривать в качестве дисциплинарного проступка, влекущего дисциплинарную ответственность вплоть до прекращения статуса.

Однако, адвокатом С.Р.Р. представлено заявление Х.А.А. в котором она не только не отказывается от участия в деле защитника по назначению и настаивает на приглашении адвоката по соглашению, но и, напротив, сообщает, что такая позиция согласована с адвокатом по соглашению – Л.В.В.
Комиссия считает, что при таких обстоятельствах, доводы жалобы не находят своего подтверждения. Комиссия не находит в действиях адвоката С.Р.Р. нарушений Решения Совета ФПА РФ от 27.09.2013 г.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката С.Р.Р. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive