#479

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 12 апреля 2016 года № 07/04-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: защита по назначению; замена защитника; небрежное представление интересов;
Дата: 12 апр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

05.02.2016 г. в АП МО поступила жалоба представителя М.А.В. – И.Е.В. в отношении адвоката М.И.Ф. в которой заявительница сообщает, что адвокат осуществлял защиту её брата М.А.В., в порядке ст. 51 УПК РФ, по уголовному делу в Х. городском суде МО. Несмотря на то, что заявитель ни письменно, ни устно не отказывался от адвоката, практически на каждое судебное заседание ему назначался новый адвокат. Адвокат М.И.Ф. вступил в дело 16.01.2015 г., с материалами дела не знакомился, поэтому адвокат не предпринял никаких мер, чтобы убедить суд в противоречивости показаний свидетеля. В судебном заседании 10.02.2015 г. адвокат вёл себя пассивно, не делал замечаний, не заявлял ходатайств, просто присутствовал в судебном заседании.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • ордеров адвокатов А.Т.С., М.И.Ф., Т.А.Ю.;
  • описи бумаг, находящихся в материалах уголовного дела;
  • протоколов судебного заседания Х.городского суда от 20.11.2014 г., 15.12.2014 г., 16.01.2015 г., 10.02.2015 г., 24.02.2015 г., 16.03.2015 г.;
  • письма судьи Х. городского суда в Х. филиал МОКА о неявке адвоката А.Т.С.;
  • объяснений и протокола допроса свидетельницы К.Е.С., акта судебно-медицинского освидетельствования, постановления о производстве выемки медицинской карты, постановления о назначении медицинской судебной экспертизы и других материалов уголовного дела, согласно приложения, указанного в жалобе, а также копия приговора Х. городского суда МО в отношении М.А.В. и копия протокола судебного заседания от 06-07.04.2015 г.

10.03.2016 г. в заседании комиссии заявитель И.Е.В. поддержала доводы жалобы, на вопросы членов комиссии пояснила, что ни в ходе следствия, ни в суде М.А.В. свою вину не признавал. Адвокаты знакомились с материалами дела бегло, не заметили нарушений. Когда заявительница знакомилась с материалами дела, она увидела справочный лист, в котором указано, что адвокаты Т.А.Ю. и М.И.Ф. знакомились с материалами дела. Однако, в другой копии справочного листа таких сведений нет. Судебный акт, устанавливающий подложность этих сведений отсутствует. Если бы адвокаты посмотрели материалы дела, то исключили бы доказательства. На приговор суда подавалась апелляционная жалоба, но суд апелляционной инстанции указал, что всё было правильно и квалифицированно. Постановлением суда апелляционной инстанции заявительница не располагает. В настоящее время И.Е.В. необходимо, чтобы было установлено нарушение права на защиту для последующей отмены состоявшихся судебных актов.

В письменных объяснениях адвокат не согласился с доводами жалобы, пояснив, что 16.01.2015 г. по назначению он принял на себя защиту подсудимого М.А.В., обвиняемого по ч.1 ст.111 УК РФ. Перед судебным заседанием адвокат ознакомился с материалами дела, а так же имел беседу с подзащитным М.А.В. В ходе указанной беседы, он выяснил и согласовал правовую позицию с подзащитным М.А.В., кроме того, в ходе указанной беседы разъяснил заявителю положения ст. ст. 48, 49,51 Конституции РФ, ст. ст.14, 47, 50 УПК РФ. При этом в протоколе допроса имеется согласие М. на то, чтобы его в указанном судебном заседании осуществлял адвокат М.И.Ф. В соответствии с избранной и согласованной позицией адвокат и подсудимый воздержались от вопросов потерпевшему К.А.А. и свидетелю К.Е.С. После окончания судебного заседания подсудимый М.А.В. каких-либо претензий или замечаний по его защите ни адвокату, ни суду не высказывал. Аналогичная позиция была занята адвокатом и подсудимым в ходе судебного заседания 10.02.2015 г., при допросе свидетеля Ш.М., который был допрошен по инициативе потерпевшего. После окончания судебного заседания подсудимый М.А.В. каких-либо претензий или замечаний по его защите ни адвокату, ни суду также не высказывал.
В последующем адвокат не смог осуществлять защиту М.А.В. в связи с нахождением в отпуске, с выездом за пределы РФ, о чём был извещён суд и подсудимый. М.А.В. возражений не предъявил. Судья Х. городского суда Г.И.А. пояснила, что суд не имеет возможности назначить другую дату кроме 24.02.2015 года, а требование о вызове защитника будет направлено в адрес Х. филиала МОКА.
10.03.2016 г. комиссией было дано заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката М.И.Ф. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем М.А.В.
Решением Совета АП МО от 23.03.2016 г. дисциплинарное производство направлено на новое рассмотрение в комиссию, поскольку М.А.В. не заявлял отказа от адвоката М.И.Ф., комиссия не дала оценку представленным И. сведениям о фальсификации адвокатом доказательств при ознакомлении с материалами дела.

При повторном рассмотрении дисциплинарного производства комиссия считает необходимым, руководствуясь п. 3 ст. 19, п. 6 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, истребовать из материалов дисциплинарного производства в отношении адвоката Т.А.Ю. следующие документы, представленные адвокатом:

  • копию апелляционной жалобы адвоката П.А.О. в интересах М.А.В. на приговор Х. городского суда от 07.04.2015 г.;
  • копию апелляционной жалобы адвоката Б.И.И. в интересах М.А.В. на приговор Х. городского суда от 07.04.2015 г. ;
  • копию апелляционного определения Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 18.06.2015 г.;
  • справку Председателя Х. городского суда о датах ознакомления с материалами дела адвокатов А.Т.С., Т.А.Ю., М.И.Ф.

В заседании комиссии И.Е.В. повторно поддержала доводы жалобы, указала на многочисленные, по её мнению, нарушения, допущенные в ходе рассмотрения уголовного дела М.А.В., которые были оставлены адвокатами без внимания.

На обозрение членов комиссии представлены копии справочных листов из материалов уголовного дела.
Адвокат М.И.Ф. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы, и заслушав представителя заявителя и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.

Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
Исследовав документы (ксерокопии справочного листа), подтверждающие, по мнению заявительницы, что адвокат М.И.Ф. допустил фальсификацию материалов уголовного дела, комиссия повторно указывает, что ксерокопия справочного листа, в котором сведения об ознакомлении с материалами дела отсутствуют, не может рассматриваться в качестве надлежащего, непротиворечивого доказательства, поскольку подтверждение обстоятельств внесения в материалы уголовного дела каких-либо сведений не соответствующих действительности возможно только посредством вступившего в законную силу судебного акта.
Кроме того, в материалы дисциплинарного производства представлена справка председателя Х. городского суда о датах ознакомления адвокатов Т.А.Ю., А.Т.С., М.И.Ф. с материалами уголовного дела в отношении М.А.В.
Таким образом, довод жалобы о том, что адвокат не знакомился с материалами дела, не находит своего подтверждения.
Комиссия считает несостоятельным довод о том, что адвокат М.И.Ф. не участвовал в защите М.А.В. на протяжении всего судебного следствия, чем допустил отказ от принятой на себя защиты. Адвокатом М.И.Ф. представлена справка о его нахождении в отпуске и ксерокопия заграничного паспорта с отметками о выезде с территории РФ.

Отпуск адвоката является формой его временного освобождения от обязанности исполнять требования закона об обязательном участии в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам РФ бесплатно в случаях, предусмотренных ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (обязанности о вступлении в новые уголовные дела по графику и обязанности осуществления приема граждан, обращающихся за оказанием бесплатной юридической помощи в период отпуска).

Как следует из представленных материалов, в оставшихся судебных заседаниях право М.А.В. на защиту обеспечивалось другими адвокатами по назначению. При этом доктринальным стало мнение о том, что «участие хотя бы одного защитника подзащитного обеспечивает осуществление функции защиты в уголовном процессе и гарантирует подзащитному право на получение квалифицированной юридической помощи. (См. «Практика применения УПК РФ. Практическое пособие» / Под ред. В.П. Верина. М. 2006. С. 216. Вопрос-ответ 143). При рассмотрении практики ЕСПЧ по данному вопросу указывается «…если пожелания обвиняемого по поводу того, кто должен его представлять, выполнить сколь-нибудь затруднительно (например, в силу занятости адвоката), обвиняемый должен согласиться на того адвоката, которого ему предлагают» (См. Диков Г.В. Участие адвоката в судебном процессе: подходы Европейского Суда / Адвокатская палата г. Москвы. М., 2014. С. 53) М.А.В. ходатайства о приглашении адвоката М.И.Ф. не заявлял.
Данный подход полностью соотносится с позицией ЕСПЧ, который в Решении от 26.05.2008 г. по вопросу приемлемости жалобы «Хусейн Азаев против РФ» по схожей ситуации указал, что заявитель не отказывался от услуг адвоката, не подавал никаких жалоб на действия адвоката ни в суды Российской Федерации, ни в иные органы государственной власти.
Далее комиссия считает, что в ситуации, когда речь идёт о защите по назначению уголовно-процессуальное законодательство не гарантирует лицу, защиту которого осуществляет адвокат по назначению, что на всём протяжении рассмотрения уголовного дела его будет защищать один и тот же адвокат.
Довод о том, что адвокат М.И.Ф., как и другие адвокаты, в отношении которых И.Е.В. подала жалобы (Т.А.Ю. и А.Т.С.- прим. комиссии) знакомились с материалами дела бегло и не заметили нарушений, а равно довод жалобы о том, что адвокат М.И.Ф. вёл себя пассивно, не задавал вопросов свидетелям, комиссия считает необъективными и надуманными по следующим основаниям.
В распоряжение комиссии представлена копия апелляционного определения Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 18.06.2015 г., которым доводы апелляционных жалоб о многочисленных нарушениях, допущенных в ходе судебного разбирательства, в т.ч. наличии противоречий в показаниях свидетелей, признаны несостоятельными и приговор суда первой инстанции оставлен без изменения.
Вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ (ч. 1 ст. 392 УК РФ). Дисциплинарные органы адвокатской палаты субъекта РФ не обладают правом переоценки обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом.
В своих объяснениях адвокат указал, что его действия по защите, в т.ч. решение не задавать вопросов свидетелям были согласованы с М.А.В. Комиссия отмечает, что закон не содержит требований о письменном согласовании такой позиции. В протоколе судебного заседания от 16.01.2015 г. зафиксировано согласие М.А.В. на то, чтобы его защиту в судебном заседании осуществлял адвокат М.И.Ф. При этом М.А.В. допрошенным в этом судебном заседании потерпевшему и свидетелю вопросов не задавал, что указывает на избранную им тактику защиты, которую обязан был поддержать адвокат.
При принятии решения комиссия также учитывает, что в судебном заседании М.А.В. от услуг адвоката М.И.Ф. не отказывался, замечаний на его действия не подавал. Квалификационная комиссия также отмечает, что приговор по уголовному делу был вынесен судом 07.04.2015 г., первичная жалоба М.А.В., не имеющая отметки исправительного учреждения, поступила в АП МО 11.01.2016 г., т.е. после того как определением от 18.06.2015 г. Судебная коллегия по уголовном делам Московского областного суда оставила без удовлетворения доводы жалоб адвокатов по соглашению на приговор Х. городского суда в отношении М.А.В. и не установила наличие допущенных, по мнению заявительницы, нарушений, неустановление которых в настоящее время вменяются адвокатам Т.А.Ю., А.Т.С., М.И.Ф.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем.

При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката М.И.Ф. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем М.А.В.

Председатель Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Галоганов А.П.