#478

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 12 апреля 2016 года №03/04-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.18 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; адвокат дал объяснения;
Дата: 12 апр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

04.03.2016 г. в АП МО поступила жалоба М.М.Т. в отношении адвоката Б. А.Д., в которой заявитель сообщает, что в отношении его родственника Ж.У.А. было возбуждено уголовное дело. Адвокат сам позвонил заявителю, сказал, что он защитник Ж.У.А. и ему нужно 150 000 рублей в качестве оплаты его услуг. Деньги адвокату передавала З.Н.Д. – сестра Ж.У.А. Соглашения и квитанции адвокат не выдал. Впоследствии заявитель узнал от следователя, что адвокат бесплатный, от государства. Заявитель сказал адвокату, что он не имел права брать денег и отказался от его услуг. Адвокат денег не вернул, на телефонные звонки не отвечает.
В жалобе ставится вопрос о возбуждении дисциплинарного производства.
К жалобе заявителем приложены два чека Сбербанк-онлайн на перевод денежных средств в размере 32 000 руб. на карту «+++1228, ФИО: А.Д.Б.».
29.03.2016 г. поступили дополнения к жалобе от З.Н.Д., содержащие сведения, аналогичные жалобе М.М.Т.
К жалобе приложена копия заявления Ж.У.А. о допуске в качестве его защитника Б.А.Д., копия ордера адвоката от 27.01.2016 г. № 018217 на защиту Ж.У.А. (в качестве основания выдачи указано «соглашение»), копия смс-переписки, в которой адвокат сообщает «копию договора возьмёте у следователя, после 10 марта я не в москве».
В заседании комиссии представитель заявителя поддержала доводы жалобы, на вопросы членов комиссии пояснила, что адвокат их обманул – он был дежурным, а взял 150 000 рублей и ничего не сделал. Доказательств передачи адвокату денежных средств у неё нет. Главным для неё является получить с адвоката 150 000 рублей.
В письменных объяснениях адвокат сообщил в отношении доводов жалобы, что 27.01.2016 г. между АБ «ЭЛ» в лице адвоката Б.А.Д. и заявителем было заключено соглашение об оказании юридической помощи Ж.У.А., сумма вознаграждения была определена в размере 150 000 рублей, оплата до 20.03.2016 г., второй экземпляр соглашения выдан М.М.Т. Адвокат принимал участие при допросе Ж. в качестве подозреваемого и обвиняемого, очной ставке и других следственных действиях, направлял запросы об истребовании медицинских документов, справок и характеристик. 29.01.2016 г. адвокат участвовал в суде при рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения, а 29.02.2016 г. в Московском городском суде при рассмотрении жалобы на избранную меру пресечения. Заявитель вознаграждение оплатил частично, по банковской карте, на общую сумму 80 000 рублей. В дальнейшем М.М.Т. стал активно предлагать адвокату «решить вопрос со следователем за деньги». Адвокат отказался. Ранее аналогичная жалоба поступила руководству АБ «ЭЛ», которое не нашло оснований для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката.
К письменным объяснениям адвоката приложены копии соглашения об оказании юридической помощи от 27.01.2016 г., заявления Ж.У.А., распечатка Сбербанка по поступившим платежам, копии квитанций, материалы адвокатского производства.
В заседании комиссии адвокат Б.А.Д. поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что он заключил соглашение с М.М.Т. и передал ему экземпляр соглашения. Вознаграждение по соглашению в размере 80 000 рублей было переведено на его личную банковскую карту, но адвокат сразу внёс его в кассу адвокатского бюро. Никаких других денег от заявителя и его представителя не получал. Заявитель оплатил только аванс, полная сумма вознаграждения им не выплачивалась.
По ходатайству адвоката к материалам дисциплинарного производства приобщены:

  • копия заявления Ж.У.А. от 29.02.2016 г.;
  • ходатайства о переквалификации действий обвиняемого;
  • ходатайства о направлении обвиняемого на медицинское освидетельствование;
  • жалобы на постановление суда об избрании меры пресечения;
  • постановления П. суда г. Москвы от 29.01.2016 г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу;
  • акт исследования состояния здоровья Ж.У.А.;

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав представителя заявителя и адвоката, изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Комиссия констатирует, что ни заявителем М.М.Т., ни его представителем З.Н.Д. не представлено доказательств, подтверждающих доводы, изложенные в жалобе.
Напротив, материалами адвокатского производства, представленными адвокатом Б.А.Д., подтверждается надлежащее исполнение своих обязанностей по защите Ж.У.А. Более того, в своём заявлении от 29.02.2016 г. Ж.У.А. сообщает, что доверяет осуществлять свою защиту в судебном заседании при рассмотрении жалобы на постановление об избрании меры пресечения адвокату Б.А.Д.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Б.А.Д. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем М.М.Т.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.