#477

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 12 апреля 2016 года № 18/04-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; финансовые нарушения;
Дата: 12 апр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

27.01.2016 г. в АП МО поступила жалоба Г.С.Н. в отношении адвоката Ю. В.А. в которой заявитель сообщает, что 24.12.2015 г. он заключил соглашение с адвокатом на представление интересов в суде по иску о разделе совместно нажитого имущества. Адвокату были переданы денежные средства в сумме 2 000 000 рублей. Квитанция в получении денежных средств адвокатом не выдавалась. По просьбе адвоката заявитель написал долговую расписку на 1 000 000 рублей. За месяц работы адвокат не предпринял никаких действий по исполнению поручения: иск в суд не подал, долговую расписку не вернул. После встречи с адвокатом супруги заявителя, Ю.В.А. приехал к нему на работу и убеждал отдать ей 22 000 000 рублей. На предложение заявителя хотя бы подать заявление о разводе, а потом решать вопросы о разделе имущества, адвокат заявление в суд не подал. Поэтому заявитель расторг соглашение с адвокатом в одностороннем порядке.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
В письменных объяснениях адвокат не согласился с доводами жалобы, пояснил, что 24.12.2015 г. между ними были заключены соглашения на представление интересов заявителя в суде по искам о разводе и разделе совместно нажитого имущества. С заявителем была достигнута договорённость о том, что пока не будет произведён раздел имущества, никаких действий по разводу не предпринимать. Адвокат встретился с ответчицей и её адвокатом, который передал ему три варианта раздела совместно нажитого имущества. Заявителя не устроил ни одни из вариантов, он сказал, что всё имущество должно принадлежать ему и любой адвокат знает, как обойти закон за дополнительное вознаграждение. Адвокат ответил отказом, на что заявитель сообщал, что он не любит, когда ему отказывают люди, которых он нанял, и у адвоката будут проблемы. 25.01.2016 г. от заявителя поступила телеграмма о расторжении соглашения от 24.12.2015 г.
К письменным объяснениям адвокатом приложены копии следующих документов:

  • соглашения б/н от 24.12.2015 г. на представление интересов заявителя в суде по иску о расторжении брака. Сумма вознаграждения определена в размере 25 000 рублей.;
  • приходного кассового ордера от 24.12.20156 г. на 25 000 рублей;
  • соглашения б/н от 24.12.2015 г. на представление интересов заявителя в суде по иску о разделе совместно нажитого имущества. Сумма вознаграждения определена в размере 50 000 рублей;
  • приходного кассового ордера от 24.12.2015 г. на 50 000 рублей;
  • соглашения о разделе общего имущества супругов;
  • телеграммы-уведомления о расторжении соглашения от 25.01.2016 г.;
  • заявления об отмене доверенности.

В заседании комиссии заявитель Г.С.Н. поддержал доводы жалобы, на вопросы членов комиссии пояснил, что деньги передавал адвокату наличными, расписку не брал, поскольку доверял адвокату. В суд адвокат не обращался ни по одному из соглашений.
Адвокат Ю.В.А. поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что заявитель сам просил его не обращаться в суд с заявлением о расторжении брака, поскольку хотел сначала разделить имущество. Письменного заявления об этом Г.С.Н. не подавал. 2 000 000 рублей от заявителя не получал, никакой расписки на 1 000 000 рублей Г.С.Н. не писал и адвокату не передавал. По соглашению на представление интересов в суде по иску о разводе адвокат вернул вознаграждение в полном объёме.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
24.12.2105 г. между адвокатом и заявителем были заключены два соглашения об оказании юридической помощи на представление интересов в суде по иску о расторжении брака, и по иску о разделе совместно нажитого имущества.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

Ни по одному из указанных соглашений адвокат не осуществлял представительство интересов заявителя в суде. В настоящее время оба соглашения с адвокатом расторгнуты заявителем.
Ссылку адвоката на то, что заявитель сам просил не исполнять соглашение на представление интересов в суде по иску о разводе комиссия считает несостоятельной, поскольку заявитель данного обстоятельства не подтверждает и, кроме того, согласно п. 1 ст. 452 ГК РФ, соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор.
Возврат адвокатом вознаграждения по соглашению на представление интересов по иску о расторжении брака не влияет на сам факт неисполнения адвокатом поручения.

Кроме того, в отношении исполнения адвокатом соглашения о разделе совместно нажитого имущества, комиссия отмечает, что надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета поручения, предусмотренного соглашением об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
Комиссия, руководствуясь вышеуказанными нормами законодательства об адвокатской деятельности, а также п. 1 ст. 978 ГК РФ, также указывала, что поскольку объём работы, предусмотренный соглашением, не был выполнен адвокатом в полном объёме, адвокат обязан определить размер неотработанного вознаграждения и принять меры по возврату его доверителю.

Поэтому в сложившейся ситуации адвокат Ю.В.А. был обязан, действуя разумно и добросовестно, после отказа доверителя от его услуг, принять меры по согласованию с Г.С.Н. суммы отработанного адвокатом вознаграждения и суммы, подлежащей возврату доверителю, либо объяснить доверителю по какой причине он не имеет правовой возможности разрешить названные вопросы.

Далее комиссия отмечает, что в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Комиссия констатирует, что заявителем Г.С.Н. не представлено доказательств, передачи адвокату 2 000 000 рублей и расписки на 1 000 000 рублей.

На основании изложенного, Квалификационная комиссия даёт заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката Ю.В.А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем Г.С.Н., а именно п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката Ю.В.А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Г.С.Н., а именно п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, что адвокат:
  • не исполнил поручений, предусмотренных соглашениями об оказании юридической помощи от 24.12.2015 г.;
  • после досрочного расторжения соглашения от 24.12.2015 г. на представление интересов заявителя в суде по иску о разделе совместно нажитого имущества, не определил размер неотработанного вознаграждения и не предпринял мер по его возврату.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive