#476

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 12 апреля 2016 года № 10/04-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 12 апр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

02.02.2016 г. в АП МО поступила жалоба К.В.Н. в отношении адвоката М.В.Ф. в которой заявитель сообщает, что 15.01.2015 г. он заключил договор поручения на защиту его сына К.А.В. в суде кассационной и надзорной инстанции по уголовному делу. Адвокату выплачен аванс в размере 200 000 рублей. В течении года адвокат не предпринял никаких действий по исполнению поручения, а когда К.В.Н. заявил о расторжении соглашения, вернул 100 000 рублей, пояснив, что остальные деньги это расходы, связанные с исполнением поручения. Однако, заявитель не согласен с этим, поскольку адвокат никаких действий по защите сына не предпринимал, а он, напротив, потерял время.
В жалобе ставится вопрос о принятии мер к адвокату и содействию к возврату аванса в полном объёме.
К жалобе заявителем приложены следующие документы:

  • копия договора поручения № 1-15-К от 15.01.2015 г., предметом которого является защита К.А.В. в суде кассационной и надзорной инстанции;
  • квитанции № 512488 на сумму 200 000 рублей. Заявитель К.В.Н. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.

В письменных объяснениях, оглашённых в заседании комиссии, адвокат не согласился с доводами жалобы и пояснил, что он представлял интересы К.А.В. в Краснодарском краевом суде (кассационная инстанция) и Верховном Суде РФ (надзорная инстанция). Поскольку заявитель расторг соглашение, возвратил ему половину суммы аванса – 100 000 рублей. Оставшаяся сумма полностью соответствует расценкам, которые используются адвокатами в Краснодарском крае и, кроме того, адвокат дважды летал из г. Москвы в г. Краснодар.
К письменным объяснениям адвокатом не приложено каких-либо документов.
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что не может представить доказательств исполнения поручения, предусмотренного соглашением с К.В.Н., поскольку ему тяжело «летать сюда с юга».
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката, комиссия приходит к следующим выводам.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 4 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан вести адвокатское производство.
В распоряжении президента АПМО от 25.02.2016 о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката М.В.Ф.по жалобе доверителя К.В.Н. указывается на необходимость предоставления адвокатом на обозрение комиссии материалов адвокатского досье по делу и отчёта о проделанной работе.
Адвокатом таких материалов не представлено. На вопрос заместителя председателя комиссии о необходимости предоставления времени для представления досье, адвокат ответил отрицательно.
При таких обстоятельствах комиссия не может признать, что адвокатом представлены доказательства, опровергающие доводы жалобы.

На основании изложенного, Квалификационная комиссия даёт заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката М.В.Ф. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем К.В.Н. а именно п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Одновременно, комиссия оставляет без рассмотрения вопрос о возврате адвокатом неотработанной части вознаграждения, поскольку, согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», соглашение об оказании юридической помощи представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый между адвокатом и доверителем. Споры по такому договору подлежат разрешению в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, и находятся вне пределов компетенции комиссии.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката М.В.Ф. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем К.В.Н., а именно п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, что адвокат не совершил никаких действий по исполнению поручения по защите К.А.В., предусмотренного договором поручения № 1-15-К от 15.01.2015 г.

Председатель Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Галоганов А.П.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive