#473

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 12 апреля 2016 года № 17/04-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.2 п.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.10 п.2; КПЭА ст.10 п.6; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: соглашение адвоката с доверителем;
Дата: 12 апр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

28.01.2016 г. в АП МО поступила жалоба Ч.Т.И. в отношении адвоката Ч.Е.Ф., в которой заявительница сообщает, что 24.11.2014 г. она «наняла» адвоката Ч.Е.Ф. для представления интересов в суде по иску о защите прав потребителей. Адвокату передано 40 000 рублей, письменного соглашения не заключалось, квитанция в принятии денежных средств не выдавалась. С марта по сентябрь 2015 г. с адвокатом невозможно было связаться. Только после того, как заявительница узнала в АП МО адрес адвоката, с Ч.удалось связаться и та передала заявительнице копию соглашения от 24.01.2014 г. Отчёт о проделанной работе адвокат не представила. Адвокат не предоставила в суд квитанцию об оплате услуг, в результате чего была взыскана более низкая сумма, подавать апелляционную жалобу адвокат отказалась.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности и возврате 40 000 рублей.
К жалобе заявительнице приложены копии следующих документов:

  • соглашения от 24.01.2014 г. на представление интересов заявительницы в З. суде г. Москвы;
  • квитанции к приходному кассовому ордеру от 25.11.2014 г. на сумму 40 000 рублей;
  • решения З. суда г. Москвы от 24.03.2015 г.

В заседании комиссии заявитель и её представитель поддержали доводы жалобы. Представитель С.И.Д. на вопросы членов комиссии дополнительно пояснила, что сумма в исковом заявлении была более полумиллиона рублей, а суд взыскал только пятьдесят тысяч рублей. Адвокат должна была подать апелляционную жалобу, потому что иначе не ясно для чего был нужен нанятый адвокат.
В письменных объяснениях, оглашённых в заседании комиссии, адвокат не согласилась с доводами жалобы, пояснив, что в 2014 г. С.И.Д. обратилась к ней за оказанием юридической помощи. Само соглашение на представление интересов в суде первой инстанции было заключено с Ч.Т.И. Документы для составления иска передала С.И.Д., Ч.Т.И. не хотела участвовать в судебных заседаниях. В декабре 2014 г. адвокат подала иск в З. суд г. Москвы, в марте 2015 г. по нему было вынесено решение – требования удовлетворены частично. Адвокат участвовала в трёх судебных заседаниях. О принятом судом решении адвокат сообщила заявительнице. От встреч с ней не уклонялась, никаких замечаний от неё не поступало. Летом 2015 г. адвокат узнала в суде, что Ч.Т.И. отозвала выданную адвокату доверенность. В октябре 2015 г. позвонила С.И.Д. На встречу Ч.Т.И. приехала со своим сыном, который заявил, что можно было взыскать большую денежную сумму, но по вине адвоката пропущен срок на подачу апелляционной жалобы. В настоящее время Ч.Т.И. работает с юристами, которые рекомендовали подать на адвоката жалобу в АП МО для того, чтобы восстановить срок на подачу апелляционной жалобы.
Работа, проделанная адвокатом по исполнению поручения, предусмотренного соглашением с заявительницей, перечислена в письменных объяснениях адвоката.
Адвокат Ч.Е.Ф. извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явилась, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, комиссия приходит к следующим выводам.

24.01.2014 г. между адвокатом и заявительницей заключено соглашение на представление интересов в суде первой инстанции по иску к ЗАО «ХХХХ». 24.03.2015 г. З. суд г. Москвы принял решение о частичном удовлетворении требований Ч.Т.И.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Комиссия констатирует, что заявителем Ч.Т.И. не представлено доказательств, подтверждающих доводы, изложенные в жалобе.
Само по себе недостижение адвокатом результата исполнения поручения, благоприятного для доверителя, не может служить основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, поскольку разрешение заявленных требований по существу относится к исключительной компетенции суда, а адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам и не может обещать доверителю положительный результат исполнения поручения (абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 2 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Как следует из объяснений адвоката и подтверждается представленными документами, поручение, предусмотренное соглашением, заключённым между ней и заявительницей было выполнено в полном объёме.
Мнение представителя С.И.Д. о том, что адвокат должна была обжаловать принятое судом решение, не основано на законе. Предмет соглашения от 24.01.2014 г. определён сторонами только в виде представительства в суде первой инстанции, обжалование принятого судом решения данным соглашением не предусматривалось.

Довод представителя С.И.Д. о том, что при заключении соглашения была достигнута договорённость о том, что адвокат обещала обжаловать судебное решение в апелляционном порядке не подтверждён надлежащими неопровержимыми доказательствами. Кроме того, согласно п. 1 ст. 452 ГК РФ, соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор. Комиссии не представлено соглашения, которое предусматривало бы принятие адвокатом обязательства по обжалованию решения З. суда г. Москвы в апелляционном порядке.
Предоставление адвокатом отчёта о работе, проделанной по исполнению поручения доверителя, производится в случае, если доверитель заявил об этом соответствующее требование (п. 6 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката). В распоряжении комиссии отсутствуют данные о том, что Ч.Т.И. предъявляла адвокату требование о предоставлении отчёта о проделанной работе. Требование об этом содержится в жалобе. В такой ситуации, учитывая, что жалоба поступила в АП МО спустя десять месяцев после исполнения адвокатом поручения заявительницы, комиссия считаем, что адвокат вправе была включить отчёт в письменные объяснения, представленные комиссии.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Ч.Е.Ф. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Ч.Т.И.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive