#470

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 12 апреля 2016 года №05/04-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.2 п.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.9 п.3; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: нарушение этических норм; инициировано вице-президентом;
Дата: 12 апр. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Как указывается в представлении Вице-президента АП МО, адвокат К.М.В. активно совмещает адвокатскую деятельность с иной оплачиваемой деятельностью, а именно зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя, основной вид деятельности которого – деятельность по производству замков и петель. Кроме того, К.М.В. заключаются договоры на выполнение строительных работ.
К представлению Вице-президента АП МО приложены копии следующих документов:

  • представления прокурора г. Э. об устранении нарушений законодательства об адвокатской деятельности;
  • договора на отделочные работы № 1к2-24Эл от 11.03.2015 г., заключённого между К.М.В. (подрядчик), в лице Д.Н.Е., действующей на основании доверенности и А.Г.В. (заказчик) на производство ремонтно-строительных работ;
  • акта приёма-сдачи работ;
  • графика платежей;
  • ответа А.Г.В. на претензию, содержащем подпись и печать ИП К.М.В.
  • запроса А.Г.В. от К.М.В., в котором К.М.В. просит изыскать время для встречи с ней с целью устранения возникших разногласий;
  • претензии А.Г.В.;
  • выписки из ЕГРИП а отношении К.М.В.

Адвокатом К.М.В. представлены письменные объяснения, в которых она сообщает, что ни какой деятельности она не вела, всю работу осуществлял её зять Д.О.Л. Зарегистрировать его в качестве индивидуального предпринимателя не представлялось возможным, поскольку он не являлся гражданином РФ, а дочь К.М.В. – Д.Н.Е. является госслужащей и находится в отпуске по уходу за ребёнком. Непосредственного участия в оказании услуг адвокат не принимала никогда, так как плотно занята адвокатской деятельностью. Статус индивидуального предпринимателя прекращён 30.12.2015 г.
В заседании комиссии адвокат поддержала доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснила, что все жалобы в отношении неё поступили после того, как «ИП было закрыто». Запрос А.Г.В. адвокат писала сама, но на встречу ходила её дочь – Д.
Рассмотрев доводы представления и письменных объяснений адвоката, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат К.М.В. не отрицает, что наряду со статусом адвоката, она также была зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя.

В силу абз. 1 п. 1 ст. 2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, должности государственной службы и муниципальные должности.

Согласно п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат также не вправе:

  • заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг;
  • вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, а также участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе.

Таким образом, законодательство об адвокатской деятельности не содержит запрета на осуществление адвокатом предпринимательской деятельности как таковой и сама по себе регистрация адвоката в качестве индивидуального предпринимателя не может рассматриваться в качестве дисциплинарного проступка.
Однако, осуществление адвокатом предпринимательской деятельности в форме индивидуального предпринимательства, позволяет ему не только контролировать сам процесс предпринимательской деятельности, но и принимать в нём непосредственное (личное) участие в процессе реализации товара, выполнения работ или оказания услуг.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.

Представленный в материалы дисциплинарного производства договор на отделочные работы № 1к2-24Эл от 11.03.2015 г., заключён между ИП К.М.В. (подрядчик), в лице Д.Н.Е., действующей на основании доверенности и А.Г.В. (заказчик). Однако, впоследствии К.М.В. направляла А.Г.В. запрос и ответ на её претензию, подписывая его от своего имени. Комиссия считает, что данное обстоятельство свидетельствует о том, что адвокат К.М.В., получив статус индивидуального предпринимателя, принимала непосредственное личное участие в производстве работ и оказании услуг, в частности А.Г.В. Факт оплаты этой подтверждается представленным графиком платежей, актами приёма-сдачи работ.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката К.М.В. нарушения п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката К.М.В. нарушения п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, что, будучи зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, адвокат занималась оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в производстве работ и оказании услуг.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive