#468

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 26/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.24 п.3;
Тема: нарушение этических норм; взаимодействие с судом;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

09.02.2016 г. в АП МО поступило вышеуказанное обращение судьи в отношении адвоката У.Г.К., в котором заявитель сообщает, что 25.01.2016 г. в судебном заседании адвокат нарушал порядок в судебном заседании, вступал в пререкания с председательствующим, высказывал своё мнение в некорректной форме и в итоге был удалён из зала суда.
В обращении говорится о недопущении подобных нарушений.
К обращению заявителем приложена выписка из протокола судебного заседания СК по гражданским делам ВС РФ от 25.01.2016 г.
Заявитель – судья П.Л.М. в заседание комиссии не явилась, о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства извещена надлежащим образом, в связи с чем комиссией, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие. Дополнительных материалов заявителем не представлено.
В письменных объяснениях, оглашённых в заседании комиссии, адвокат не согласился с доводами обращения, указал, что с мая 2015 г. по январь 2016 г. представлял интересы П.М.А. и П.А.А. по гражданскому делу в Московском городском суде и Верховном Суде РФ. В апелляционной жалобе П.А.А., ставшей предметом рассмотрения СК по гражданским делам ВС РФ, адвокатом были указаны многочисленные нарушения, допущенные Московским городским судом. В судебном заседании, во время выступления представителя Генеральной прокуратуры, доверитель на ухо сказал адвокату, что представитель повторяет доводы ответчиков и не затрагивает доводов апелляционной жалобы. На это сразу последовало предупреждение судьи. Далее суд попытался перейти к исследованию доказательств, не предоставим право задать вопросы представителям ответчика, о чём адвокат сообщил суду, это вызвало раздражение судьи П.Л.М. Когда адвокат попытался сделать заявление, судья приказала ему сесть на место, потрясая в руке ГПК РФ, в унизительной форме сообщила, что нужно лучше изучать кодекс. Адвокат возразил, что право делать заявление в протокол судебного заседания предусмотрено п. 2 ст. 156 ГПК РФ, на это судья, единолично, без удаления в совещательную комнату и вынесения определения, потребовала удалить адвоката из зала суда. Судебное заседание продолжалось ещё около получаса, в течении которых П.А.А. был лишён возможности воспользоваться помощью представителя. Адвокат считает, что настойчивое отстаивание интересов доверителя не является пререканием с судьёй и нарушением порядка судебного заседания.
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, дополнительно пояснив, что его не пускали в ВС РФ по адвокатскому удостоверению и судья пять минут выговаривал ему, что в суд можно входить только по паспорту.
Рассмотрев доводы обращения и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Как указывается в Определении КС РФ от 15.07.2008 г. № 456-О-О, сообщение суда (судьи) в адрес адвокатской палаты является одним из поводов для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката (п.п. 4 п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката). Установление же оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности отнесено законодателем к компетенции органов адвокатского сообщества, для которых частное определение или постановление суда не имеет преюдициальной силы (п.п. 9 п. 3, п. 7 ст. 31, п. 7 ст. 33 ФЗ от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Таким образом, доводы обращения суда (судьи), как и любого другого обращения (жалобы) в отношении адвоката, являющегося допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
Заявителем представлена выписка из протокола судебного заседания СК по гражданским делам ВС РФ от 25.01.2016 г. Однако, согласно п.п. 6 п. 2 ст. 20 КПЭА, обращение в отношении адвоката должно содержать указание на конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей.
В обращении указываются только общие сведения: нарушал порядок в судебном заседании, вступал в пререкания с председательствующим, высказывал своё мнение в некорректной форме и в итоге был удалён из зала суда. Таким образом, дисциплинарному органу адвокатской палаты субъекта РФ предлагается изучить прилагаемую выписку из протокола судебного заседания, выявить допущенные нарушения, конкретизировать их и сформулировать обвинения в отношении адвоката, что явилось бы нарушением абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката.
Отдельно комиссия отмечает, что в силу п. 1 ст. 2, п. 2 ст. 18 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам и не может быть привлечён к ответственности за мнение, высказанное при осуществлении защиты, если вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии). Данная норма не исключает возможности привлечения адвоката к ответственности не за само мнение, а за этически некорректную форму, в котором оно выражено. Установлено, что адвокат У.Г.К. не допускал в процессе этически не корректных по форме высказываний, обсценной лексики.
Адвокат как профессиональный участник судопроизводства обязан своими поступками укреплять веру в надежность такого общепризнанного способа защиты прав и свобод граждан, каковым является судебный способ защиты, что, однако, не исключает, а, наоборот, предполагает необходимость оспаривания в корректной форме незаконных и необоснованных действий и решений, совершаемых (принимаемых) судьями по конкретному делу. При этом в названных выше положениях КПЭА содержатся четкие нравственные ориентиры для соответствующего поведения адвоката.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает
ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката У.Г.К. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.