#467

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 20/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.3;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; взаимодействие с судом;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

03.02.2016 г. в АП МО поступило вышеуказанное обращение, в котором заявитель сообщает, что адвокат, на основании соглашения, осуществляет защиту С.В.А., который 12.01.2016 г. предоставил суду соглашение с адвокатом, ордер и ходатайство об отложении судебного заседания на 10 дней для ознакомления с материалами дела. В связи с этим, судебное заседание было отложено на 15.01.2016 г. Однако, за отведённое время адвокат ознакомился только с 1 томом уголовного дела из 26. Поэтому у заявителя складывается мнение, что адвокат намерен сорвать процесс, назначенный на 15.01.2016 г. Далее заявитель сообщает, что уголовное дело в отношении С.В.А. длительное время находится в производстве суда. Подсудимый находился на лечении в больнице, расторгал соглашение с адвокатом и адвокат Р.А.В., зная объём уголовного дела, всё равно заключил соглашение с С.В.А. Накануне судебного заседания, сознательно зная, что сорвёт процесс, адвокат просил суд учитывать его занятость и не назначать судебные заседания на 18.01, 20.01 и 25.01.2016 г.
В обращении ставится вопрос о принятии мер к адвокату.
К обращению заявителем не приложено каких-либо документов.
Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он сообщает, что 11.01.2016 г. но заключил соглашение на защиту С.В.А. Судебное заседание было назначено на 12.01.2016 г., но адвокат был занят в другом уголовном деле, которое было назначено ранее – 29.12.2015 г. Зная, что объём уголовного дела составляет 24 тома и протоколы судебных заседаний, адвокат передал через С.В.А. ходатайство с просьбой о предоставлении ему 10 дней на ознакомление с материалами дела и назначении судебного заседания с учётом его занятости 18.01, 20.01 и 25.01.2016 г. Однако, судебное заседание было назначено на 15.01.2016 г., т.е. суд фактически предоставил ему для ознакомления с материалами уголовного дела 2 дня. За указанный срок адвокат ознакомился с 14 томами уголовного дела. 15.01.2015 г. адвокат ходатайствовал о предоставлении ему 2-х дней для ознакомления с материалами дела, но суд предоставил ему 1,5 часа. После этого адвокатом был подписан график ознакомления с материалами дела, в котором указано, что он ознакомился с 16 томами уголовного дела. Все ходатайства адвоката были направлены не на срыв судебного заседания, а на оказание квалифицированной юридической помощи С.В.А. 15.01.2016 г. судья отказала в удовлетворении ходатайства адвоката и предоставила ему 30 минут на подготовку к судебным прениям. Также было отказано в удовлетворении аналогичного ходатайства и адвокату, привлечённому к защите в порядке ст. 51 УПК РФ. Приговор по делу был оглашён 18.01.2016 г. Адвокат считает, что все его действия не привели к необоснованному срыву процесса.
К письменным объяснениям адвоката не приложено каких-либо документов.

Заявитель Ш.Н.Е. извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явилась, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие.

В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката, комиссия приходит к следующим выводам.
В силу п.п. 5 п. 1 ст. 9, п. 3 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат не вправе принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить. Адвокат не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения.
Установлено, что адвокат принял поручение на защиту С.В.А. 11.01.2016 г. Учитывая, что объём уголовного дела составлял 24 тома, адвокат обоснованно ходатайствовал о предоставлении ему времени для ознакомления с материалами дела. При этом, комиссия отмечает, что срок, предоставленный адвокату судом, составил два дня, что явно недостаточно для ознакомления с 24 томами уголовного дела.
Комиссия категорически не согласна с обвинением адвоката в том, что он «зная объём уголовного дела всё равно заключил соглашение», поскольку подобный подход устанавливает фактический запрет адвокату на заключение соглашения с С.В.А., что является прямым нарушением его права на осуществление защиты избранным им адвокатом. Закон не ставит возможность заключения соглашения в зависимость от объёма материалов уголовного дела.
Уголовно процессуальное законодательство не содержит обязанности суда согласовывать со стороной защиты дату назначения судебного заседания. Однако, учитывая, что адвокаты являются самозанятыми гражданами и могут, с учётом вышеуказанных требований закона, исполнять несколько соглашений, игнорирование судом занятости адвоката вынуждает последнего ходатайствовать о переносе судебного заседания.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Р.А.В. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive