#466

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 16/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: защита по назначению; конфликт интересов; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

03.02.2016 г. в АП МО поступила жалоба Ч.Р.С. в отношении адвоката К.Д.П., в которой заявитель сообщает, что адвокат осуществлял его защиту, в порядке ст. 51 УПК РФ, на стадии предварительного следствия и в двух судебных заседаниях. Впоследствии заявитель заключил соглашение с адвокатом С.С.Н. 21.04.2015 г. заявитель был задержан сотрудниками УФСКН, а 23.04.2015 г. ему был предоставлен адвокат К.Д.П., который посоветовал ему признать вину, защиту заявителя не осуществлял, сказал, что заявитель получит условную меру наказания. Впоследствии заявитель узнал, что по уголовному делу брат адвоката – К.В.П. осуществлял защиту лица, интересы которого противоречили интересам заявителя – Е.В.В., которому суд назначил наказание в виде исправительных работ и применил акт амнистии. Заявителю было назначено наказание в виде реального лишения свободы. Поэтому заявитель считает, что адвокаты находились в сговоре с целью «обелить» Е.В.В. и переложить вину в совершении преступления на заявителя. После заключения соглашения с адвокатом С.С.Н., заявитель просил адвоката К.Д.П., чтобы его знакомы следователь сходил к судье и рассказал, как заявитель сотрудничал со следствием, но адвокат перестал с ним общаться. Заявитель считает, что оказанная адвокатом юридическая помощь не была квалифицированной, поскольку он оговорил себя, два раза ездил на контрольную закупку, чтобы получить условную меру наказания, но получил 10 лет колонии строгого режима.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявителем не приложено каких-либо документов.

Заявитель К.Д.П. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он не согласился с доводами жалобы, пояснил, что они не соответствуют действительности. Действительно он осуществлял, в порядке ст. 51 УПК РФ, защиту заявителя на предварительном следствии, по обвинению в сбыте наркотического вещества. Перед началом допроса адвокат разъяснил заявителю его права, объяснил, что преступление, в совершении которого он подозревается, относится к категории особо тяжких. Заявитель вину признавал, подробно описывал, как он совершил преступление, жалоб и заявлений от него не поступало. Никакого «условного срока» взамен на признание вины, адвокат не обещал. В суде заявитель изменил свою позицию, заявил, что вину не признаёт. Какие при этом он давал показания, адвокат не знает, поскольку участвовал в двух судебных заседаниях, в которых допрашивались свидетели обвинения. Придя на третье судебное заседание, адвокат узнал, что заявитель заключил соглашение с другим адвокатом.
К письменным объяснениям приложена копия адвокатского запроса от 04.02.2016 г. об участии заявителя в ОРМ «проверочная закупка» и копия ответа Управления ФСКН России по МО от 05.02.2016 г. о том, что после избрания меры пресечения в виде подписки о невыезде заявитель какой-либо помощи следствию не оказывал.
В заседании комиссии адвокат К.Д.П. поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях.
Рассмотрев доводы жалобы, письменные объяснения, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат К.Д.П. осуществлял защиту заявителя, в порядке ст. 51 УПК РФ, по уголовному делу в ходе предварительного следствия и в двух судебных заседаниях.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Исходя из указанных норм, на заявителя возлагается обязанность доказывания нарушений, допущенных адвокатом при исполнении поручения. Комиссия констатирует, что заявителем Ч.Р.С. не представлено доказательств, подтверждающих доводы, изложенные в жалобе.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката К.Д.П. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Ч.Р.С.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive