#461

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 10 марта 2016 года № 25/03-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1;
Тема: защита по назначению; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 10 мар. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

18.01.2016 г. в АП МО поступила жалоба Е.А.В. в отношении адвоката Т.Е.А., в которой заявитель сообщает, что 06.08.2015 г. адвокат представила ордер для осуществления его защиты на стадии предварительного следствия. Однако, в эту дату никакие следственные действия с ним не проводились, в ИВС адвокат не приходила. Адвокат не подписала протокол задержания заявителя от 06.08.2015 г. хотя он от её услуг не отказывался. Фамилия адвоката в ордере была вписана позднее органами следствия. В материалах уголовного дела есть протокол допроса заявителя от 07.08.2015 г., который подписан адвокатом, но 07.08.2015 г. заявителя никто не допрашивал. Адвокат не обжаловала постановление В. городского суда от 07.08.2015 г. об избрании в отношении заявителя меры пресечения в виде заключения под стражу. 16.08.2015 г. адвокат не подписала протокол допроса заявителя, хотя он от её услуг не отказывался.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • ордера адвоката Т.Е.А. № 139465 от 06.08.2015 г.;
  • протокола задержания подозреваемого от 06.08.2015 г. (подпись адвоката в протоколе отсутствует);
  • протокола допроса подозреваемого от 07.08.2015 г.;
  • постановления В. городского суда от 07.08.2015 г. об избрании в отношении заявителя меры пресечения в виде заключения под стражу (Е.А.В. возражал против избранной меры пресечения, его защиту осуществлял адвокат К.Е.Ю.);
  • протокола допроса обвиняемого от 16.08.2015 г. (допрос проводился с участием адвоката Т.Е.А., но подпись адвоката отсутствует).

Заявитель Е.А.В. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.

В письменных объяснениях, оглашённых в заседании комиссии, адвокат не согласилась с доводами жалобы, пояснив, что с 06.08.2015 г. она осуществляла защиту заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ на стадии предварительного следствия. 06.08.2015 г. заявитель был задержан без участия адвоката, поэтому протокол задержания она не подписывала. 16.08.2015 г. адвокат участвовала при допросе Е.А.В. в качестве обвиняемого, подписала протокол. Отсутствие её подписи в копии протокола заявителя вероятно вызвано технической ошибкой при ксерокопировании.
В заседании комиссии адвокат поддержала доводы, изложенные в письменных объяснениях. По ходатайству адвоката к материалам дисциплинарного производства приобщены:

  • копия протокола допроса обвиняемого Е.А.В. от 16.08.2015 г.;
  • копия постановления В. городского суда МО от 07.08.2015 г.;

-копия протокола допроса подозреваемого Е.А.В. от 07.08.2015 г.;

  • копия требования на вывод подозреваемого Е.А.В. от 07.08.2015 г.;
  • копия сведений о времени допроса от 07.08.2015 г.;
  • копия постановления следователя от 05.02.2016 г. об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката К.И.А.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
Копии протоколов следственных действий, представленные адвокатом, содержат все необходимые подписи. При этом заявителем не было внесено в протокол заявлений об отсутствии адвоката, а также каких-либо замечаний по его действиям. Комиссия также отмечает, что доводы аналогичные изложенным в жалобе, заявлялись, по окончанию выполнения требований ст. 217, 218 УПК РФ адвокатом Е.А.В. – К.И.А. и по ним было вынесено постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.
Адвокат Т.Е.А. не должна была подписывать протокол задержания заявителя от 06.08.2015 г., поскольку оно проводилось без её участия. В равной степени у неё не было обязанности по обжалованию избранной Е.А.В. меры пресечения, поскольку в суде интересы заявителя защищал другой адвокат – К.Е.Ю.
Довод жалобы о том, что 07.08.2015 г. допрос Е.А.В. не проводился опровергается представленными адвокатом копиями требования на вывод подозреваемого Е.А.В. от 07.08.2015 г. и сведений о времени допроса от 07.08.2015 г.
Заявителем не представлено надлежащих, неопровержимых доказательств того, что фамилия адвоката в ордере была вписана позднее сотрудниками следственных органов.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката Т.Е.А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката и надлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Е.А.В.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive