#46

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области 19 января 2017 года № 13/01-17

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.1 абз.1;
Тема: гражданское производство; небрежное представление интересов; адвокат дал объяснения;
Дата: 19 янв. 2017 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Абрамовича М.А.,
− заместителя председателя комиссии: Рублёва А.В.,
− членов комиссии: Бабаянц Е.Е., Володиной С.И., Глена А.Н., Фомина В.А., Козловой М.В., Толчеева М.Н. (по доверенности от Галоганова А.П.),
− при секретаре Никифорове А.В.,
− с участием адвоката Л.А.П., заявителя Т.Е.Т.,
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 30.09.2016 г. по жалобе доверителя Т.Е.Т. в отношении адвоката Л.А.П.,

У С Т А Н О В И Л А:

30.09.2016 г. Президентом АПМО вынесено распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Л.А.П. по жалобе доверителя Т.Е.Т. в котором указывается, что заявитель заключила с адвокатом соглашение на ведение ряда гражданских дел. Адвокату выплачено вознаграждение 300 000 рублей. В течение длительного времени соглашение адвокатом не исполнено, исковые заявления в суд не направлены, никаких действий по исполнению соглашения адвокатом не предпринято. Возвратить деньги Л.А.П. отказывается.
В жалобе сообщается, что соглашение было заключено 22.04.2014 г. Предмет соглашения представление интересов заявителя в Бабушкинском суде г. Москвы по иску о выселении из комнаты, принадлежащей на праве собственности, размер вознаграждения 60 000 рублей. Также адвокат обязался оказать следующие услуги: взыскание задолженности по коммунальным услугам; лишение родительских прав; снижение алиментных платежей; ведение уголовного дела по статье «мошенничество». За каждую из перечисленных услуг адвокату выплачено 60 000 рублей (всего 300 000 рублей). Финансовых документов, подтверждающих получение денежных средств, адвокат заявителю не предоставил. Адвокат уверял, что подготовил и подал все исковые заявления, но через год заявитель сама обратилась в канцелярию суда и узнала, что никаких исковых заявлений не подавалось.
К жалобе заявителем приложена копия соглашения об оказании юридической помощи от 22.04.2016 г.
15.11.2016 г. комиссией вынесено заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката Л.А.П. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Т.Е.Т., а именно п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в том, что адвокат длительное время не преступил к исполнению поручения, предусмотренного соглашением об оказании юридической помощи от 22.04.2014 г. с Т.Е.Т.
Решением Совета АПМО № 12/25-19 материалы дисциплинарного производства направлены в комиссию на новое рассмотрение, поскольку в Совет АПМО адвокатом были представлены письменные объяснения и материалы адвокатского производства, которые не были предметом изучения комиссией.
В письменных объяснениях адвокат сообщает, что 22.04.2014 г. между ним и заявителем было заключено соглашение об оказании юридической помощи по вопросу выселения и снятия с регистрационного учёта. Заявитель выплатила вознаграждение в размере 60 000 рублей. Адвокат собрал документы, направил претензию и после этого 27.07.2015 г. направил исковое заявление в суд. В начале сентября 2015 г. адвокат от заявителя узнал, что граждане, подлежавшие выселению и снятию с регистрационного учёта, сделали это добровольно. Адвокат направил заявителю уведомление о расторжении соглашения и предложил к возврату неотработанное вознаграждение в размере 40 000 рублей. Ответа от заявителя не последовало. В марте-апреле 2016 г. заявитель стала требовать от адвоката возвратить денежные средства, в начале в размере 120 000 рублей, а впоследствии 300 000 рублей. В июне 2016 г. адвокат продублировал уведомление о расторжении соглашения с предложением к возврату 40 000 рублей неотработанного вознаграждения.
К письменным объяснениям адвоката приложена копия искового заявления с отметкой суда в получении, уведомление о расторжении соглашения от 25.09.2015 г.
В заседании комиссии Т.Е.Т. поддержала доводы жалобы, на вопросы членов комиссии пояснила, что письменные доказательства передачи адвокату денежных средств у неё отсутствуют. Адвокат сообщил ей, что подал исковое заявление, но о нём нет никаких данных в картотеке суда.
Адвокат в заседании комиссии также поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, дополнительно пояснив, что с заявителем у него было заключено только одно соглашение об оказании юридической помощи. Исковое заявление не подавалось длительное время, поскольку суд продлил близкому родственнику (маме) Т.Е.Т. срок проживания в квартире и это препятствовало подаче иска. Уведомление о расторжении соглашения направил заявителю почтой, но доказательства отправки у него отсутствуют.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
22.04.2014 г. между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства было заключено соглашение об оказании юридической помощи, по которому адвокат принял на себя обязательство по представлению интересов Т.Е.Т. в Бабушкинском районном суде г. Москвы «по иску о выселении из комнаты, принадлежащей на праве собственности». Вознаграждение определено сторонами в размере 60 000 рублей, которые были выплачены адвокату.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами. Заявителем не представлено доказательств, подтверждающих доводы жалобы
Заявителем Т.Е.Т. не представлено доказательств принятия адвокатом обязанности по оказанию ей юридической помощи по другим гражданским делам. В равной степени в распоряжении комиссии отсутствуют доказательства передачи адвокату денежных средств в размере 300 000 рублей.
Адвокат не отрицает, что соглашение от 22.04.2014 г. не было исполнено им в полном объёме, представительство заявителя в суде он не осуществлял и не мог этого сделать ввиду того, что лица, указанные в исковом заявлении, добровольно снялись с регистрационного учёта.
Комиссия неоднократно отмечала, что надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только исполнение предмета поручения, предусмотренного соглашением об оказании юридической помощи, но и надлежащее оформление договорных отношений с доверителем.
Комиссия, руководствуясь вышеуказанными нормами законодательства об адвокатской деятельности, а также п. 1 ст. 978 ГК РФ, также указывала, что поскольку объём работы, предусмотренный соглашением, не был выполнен адвокатом в полном объёме, адвокат обязан определить размер неотработанного вознаграждения и принять меры по возврату его доверителю.
Поэтому в сложившейся ситуации адвокат Л.А.П. был обязан, действуя разумно и добросовестно, после отказа доверителя от его услуг, принять меры по согласованию с Т.Е.Т. суммы отработанного адвокатом вознаграждения и суммы, подлежащей возврату доверителю, либо объяснить доверителю по какой причине он не имеет правовой возможности разрешить названные вопросы.
Оценивая действия адвоката по исполнению обязательства перед доверителем по возврату вознаграждения, комиссия критически относится к объяснениям адвоката о том, что им дважды направлялось уведомление о расторжении соглашения, поскольку им не представлены доказательства почтового отправления. Кроме того, в отношении возврата неотработанного вознаграждения, адвокат, как профессиональный независимый советник по правовым вопросам, не мог не знать, что для подтверждения надлежащего исполнения такого обязательства, согласно п.п. 4 п. 1 ст. 327 ГК РФ, должник вправе внести причитающиеся с него деньги или ценные бумаги в депозит нотариуса, если обязательство не может быть исполнено должником вследствие уклонения кредитора от принятия исполнения. Таких действий адвокат не предпринял.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Л.А.П. нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Т.Е.Т.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях адвоката Л.А.П. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Т.Е.Т., выразившихся в том, что, не имея возможности исполнения поручения доверителя в полном объёме, адвокат в течение длительного времени не предпринял надлежащих мер по расторжению соглашения, не определил размер неотработанного вознаграждения и не предпринял мер по его возврату.

И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Абрамович М.А.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive